Ирина Анцупова. Драконы из Клана Летунов

Глава 23. Примерка

Вечером, когда Онидис наконец покинул поляну Юсты и Скайди, он решил поговорить с Моллом о такой робкой и в то же время настойчивой просьбе Яцеклуса.

—Знаешь, я ТАКИМ нашего маленького друга ещё не видел. Он очень хочет научиться летать настолько, чтобы не подвести свой клан.

—Признаться, Яцеклус удивил меня, — проговорил Молл. — Он, конечно, старается, но достичь такого уровня мастерства, как у тебя, даже мне невозможно. Новые лётные характеристики просто потрясающие.

—Я ещё сам не освоился с ними, — ответил Верховный. — Но мне очень нравится. Хотя иногда есть странное ощущение, словно побаиваюсь, что не справлюсь.

—Если бы была хоть малейшая вероятность того, что ты не справишься, Эйрене не пришла бы к тебе, — успокоил его учитель.

—Что ж, тоже верно. Надо поскорее понять всё, на что я теперь способен. Кто знает, когда все мои нынешние силы пригодятся в полном объёме…

—Уверен, что и время рассчитано за нас.

—Не исключено. Посмотрим…

А вскоре Онидис обнаружил ещё одно новое качество, проявившееся не сразу. Спустя несколько дней во время бреющего полёта он неожиданно уловил мысли Джеффа: «Пора бы Верховному на первую примерку прибыть…»

—Лечу! — вслух ответил дракон и рассмеялся тому, что почти не удивился.

Через каких-то полчаса он был уже около кузницы и не удержался:

—Верховный на первую примерку прибыл!

Увидев одинаково изумлённые взгляды коня и кузнеца, Онидис снова расхохотался. Ему хотелось шутить, радоваться, резвиться! Сил в нём появилось столько, что их было необходимо куда-то девать, иначе Верховный просто боялся взорваться от бездействия. И куда делась его привычная осторожность и неторопливость?! Джефф и Центурион с огромным удовольствием наблюдали за ним.

—Привыкайте, друзья мои! Привыкайте! Теперь я такой, и счастлив этому! Так что там с примеркой?

—Ах да, — спохватился кузнец. — Примерка…

Он прошёл пару шагов, потом остановился, повернулся к дракону и спросил:

—А откуда ты знаешь про примерку?

—Мысли твои уловил. Похоже, это тоже новое. Раньше я только чувствовал тебя. Теперь же… вот так получилось.

—Здорово! Это прекрасно! В любой момент можно быть на связи.

Джефф был в восторге. Он быстро прошёл в кузницу и принёс первую готовую часть брони, закрывающую нос и лоб Верховного, потом, не скрывая волнения, надел её на дракона.

—Как тебе? Удобно? Нигде не давит?

Онидис поднял голову, потряс ею, пытаясь скинуть налобник, взвился в воздух, сделал несколько кувырков, но он никуда не делся. Вернувшись к друзьям, в нетерпении ожидающих его оценки, Верховный, переведя дыхание, сказал:

—Прекрасно!!! Джефф, как?!.

—Что?

—Как это у тебя получается?! Ты же не дракон…

—Не дракон, — согласился кузнец. — Я просто очень люблю своё дело.

Джефф подошёл к нему и легко, без видимых усилий снял броню с головы Онидиса.

—Это что-то невероятное, — признал он. — Я и раньше видел твои работы и тебя за работой. Но вот сделать такое чудо из моей собственной шкуры — это просто чудеса. Благодарю тебя, друг!..

Кузнец улыбнулся и бережно отнёс своё изделие обратно в кузницу.

—Это она ещё противоогневую обработку не прошла. Будет совсем замечательно, тебе понравится, — вернувшись, сказал он.

—Я уверен, что понравится.

—Только благодарить рано! Потом, когда целиком всё примеришь…

—И всё равно, я под впечатлением от твоей работы…

—Честно говоря, я тоже. Никогда не доводилось работать с таким материалом. Такое ощущение, что он… как бы это сказать поточнее… живой и… умный…

—Тебя это настораживает?

—Совсем нет, Верховный. Я привыкаю к чудесам, которые стали происходить в моей жизни с твоим появлением.

—В шкуре остаётся частичка нашей Души, Джефф. Именно поэтому она производит впечатление живой. Очень интересно, я раньше об этом не задумывался…

Онидис замолчал ненадолго.

—Вот что я хотел спросить у тебя, — наконец проговорил он. — Риэль сказал, что это второе моё преображение. Наверное, именно это стёрла из моей памяти Агунда. Но ведь…

—Что?

—Когда ты нашёл меня в лесу, я же не выглядел таким, как сейчас?

—Каким? Молодым и совершенным?

—Именно так (кстати, за «совершенного» спасибо!)…

—Нет, когда я тебя нашёл, вид был, мягко говоря, потрёпанный… — ответил на вопрос Джефф.

—Да… Агунда… Но почему же пропали свойства Феникса? Я этого не понимаю! И не пропадут ли они снова в самый ответственный момент?!

Кузнец некоторое время молча смотрел на него, размышляя, что же ответить.

—Ты думаешь, что это Преображение может исчезнуть?! Жаль, что ты не спросил этого у Эйрене.

—Я только сейчас об этом вспомнил… Несомненно, дело в Агунде!

—Даю тебе слово, Онидис, что когда-нибудь она сама всё расскажет — причём сама, по своему желанию.

—Думаешь, ты сумеешь этого добиться?

—Уверен в этом, — серьёзно ответил Джефф. — Мне кажется, колдунья скоро появится, долгая тишина не для неё.

—Да, Агунда уже давно не навещала нас.

—Что ж, Верховный… Твоя броня зовёт меня. Буду продолжать. Я обязательно дам тебе знать, если что-то произойдёт.

—Хорошо.

Онидис попрощался с кузнецом и Центурионом и улетел в свою пещеру. К вечеру он вновь навестил молодых драконов — ему не терпелось рассказать им о примерке. Работа Джеффа очень впечатлила Верховного.

Яцеклус показался ему непривычно задумчивым, как в тот день, когда дракончика приняли в Клан Летунов. На вопрос Онидиса, всё ли с ним в порядке, он только кивнул. Лишь перед тем, как Верховный собрался возвращаться к себе, Яцеклус спросил:

—Можно ли поговорить с вами?

—Конечно. Что случилось?

Он обернулся на Юсту и Скайди, и они бодро сказали:

—Мы на охоту, не будем мешать вам!

Когда драконы улетели, малыш, приблизившись к Онидису, проговорил:

—Ваше преображение… Оно вызвало у меня массу вопросов. А то, как Вы теперь летаете, восхитило и… Теперь я ещё больше хочу научиться летать примерно так… Пожалуйста, Верховный, потренируйте меня?!

Он задумался, а Яцеклус с нетерпением ждал ответа, чуть ли не подпрыгивая на месте.

—Ты уверен, что Молл не обидится?

—Мы можем вместе поговорить с ним! Я думаю, он не будет возражать.

—Я посоветуюсь с Моллом и сообщу тебе, договорились?

—Конечно! Благодарю Вас, Верховный!

После этого разговора дракончик повеселел, хотя не был уверен, что Учитель обрадуется его просьбе. Однако Молл нисколько не удивился и с удовольствием уступил Онидису (они говорили об этом следующим утром).

—Основную базу лётного мастерства Яцеклус уже освоил, поэтому ему должно быть понятно. С высотой я пока его не знакомил. Предлагаю чередовать твои и свои уроки, чтобы юноша не расслаблялся.

—Думаю, это вполне устроит Яцеклуса, — ответил Верховный.

—Ты только построже с ним для начала…

—Не исключено, однако мне стало сложно скрывать свою привязанность к нему. И Яцеклус это чувствует. С одной стороны — я рад такому повороту, Юста и Скайди тоже очень его полюбили, с другой — будет сложнее расставаться, когда придёт время.

—Возможно, только… неизвестно, придёт ли это время… Может быть, Яцеклус навсегда останется с нами. 

Онидис медленно покачал головой.

—Не думаю. Он стремится спасти свой Клан, надеется на чудо.

Они замолчали. Наконец Верховный вздохнул, отгоняя накинувшиеся роем мысли, и сказал:

—Полечу к нему, обрадую, а потом домой. Я первое время даже боялся засыпать, думал, не наваждение ли это? Оказалось, что нет, и я очень рад. Теперь мне спокойно.

И дракон полетел рассказать Яцеклусу о согласии Молла.

Глава 24. Агунда меняется

Юноша очень обрадовался хорошим новостям, но Онидис слегка остудил его восторг.

—Понимаешь, проблема в том, что я ещё сам не знаю толком, как объяснить мои новые способности, Яцеклус. Не думаю, что мы приступим прямо сейчас или завтра утром. Мне нужно сначала сформулировать процесс для себя, только потом я смогу рассказать тебе о том или ином моменте.

—Верховный, так давайте разбираться вместе! Вы же знаете, что я очень старательный  ученик… А Молл и ребята говорят, что ещё и способный. Ну правда! Это будет ещё интереснее!

—От уроков старейшины тебе всё равно не улизнуть!

—Я никогда не думал этого делать! Мне очень интересно! Молл действительно сумел меня заинтересовать полётом! — убедительно ответил Яцеклус.

Онидис не мог не поддаться на его заверения и сдался.

—Хорошо. Завтра утром Скайди проводит тебя к моей пещере. Один ты, наверное, не найдёшь дорогу.

—Отлично, Верховный! Тогда завтра и начнём!

Онидис улетел, а Яцеклус победоносно оглядел своих старших друзей.

—Я же говорил!

—Поздравляю тебя! — совершенно искренне сказала Юста. — Думаю, у тебя всё получится.

—А я в этом уверен, — добавил Скайди. — Желаю удачи!

—Ты меня только один раз проводи, пожалуйста, — попросил дракончик. — Дальше я уже буду сам летать. Если очень устану — уверен, что Верховный не прогонит меня и даст отдохнуть у него.

—Разумеется, Яцеклус. Хорошо. И помни — мы с Юстой в тебя верим!

—Спасибо вам, ребята! — сказал он.

—Иди ужинать, завтра ранний подъём! — напомнила Юста.

—Бегу, бегу! — улыбнулся Яцеклус. — А вернее, нет… Лечу… Уроки Молла зря не проходят — с высоты прекрасно видно поляны с моей едой!

И дракончик взвился в воздух, демонстрируя своё владение техникой взлёта.

***

А тем временем Агунда, из головы которой не выходил разговор сначала с Джеффом, а потом и с ужом, ещё пару раз отчитавшись Грому о своих успехах, убедилась в том, что ей всё меньше хочется исполнять прихоти дракона. Это открытие привело колдунью в изумление, граничащее с отчаянием. Агунда совершенно отчётливо понимала, что у её хозяина серьёзные проблемы с поведением и… со сном! Да-да, оказывается, бедняга не мог уснуть уже целых 250 лет!!!

Гром проговорился случайно, будучи уверенным, что Агунда знает об этом. Она пришла к нему утром, едва рассвет коснулся земли.

—Желаю тебе доброго дня, пусть он будет таким же чудесным, как и прошедшая ночь! — вежливо сказала колдунья.

—Ты издеваешься, да?!  — взвился дракон.

Агунда обиженно замолчала.

—Неужели не знаешь про мою бессонницу?! — подозрительно спросил Гром.

—Спасибо, просветил. Только вот кричать на меня не надо. Ты мне не рассказывал никогда об этом.

—Прости, Агунда. Я был уверен, что ты в курсе…

Колдунье на миг показалось, что он смутился.

—Ну и давно у тебя бессонница?

—Да, очень давно. 250 лет уже… Я каждый год зарубки хвостом на скале делаю. Хочешь, покажу? — заметив во взгляде Агунды недоверие, спросил дракон.

—Не стоит, Гром. Я верю тебе.

Это открытие вновь перевернуло весь мир колдуньи с ног на голову. Откровенно говоря, ей стало жаль хозяина, и многое в его поведении получило своё объяснение. Но не спать два с половиной столетия?!. Она никак не могла себе этого представить.

Когда Уж снова появился на пороге её дома, Агунда очень обрадовалась. Она поделилась с ним своими тревогами.

—Скажи мне, что тебя больше волнует — жалость к Грому или укрепившееся понимание, что им правит всё же эта проблема со сном (я уверен, что это именно так)? — спросил Уж.

—Даже не знаю. И то, и другое.

—Понимаю. А теперь только представь, Агунда — ты можешь исправить всё, что он натворил!

—Каким же образом?! — она распахнула глаза.

—Ну, во-первых, ты очень сильная колдунья, — Уж выжидающе замолчал, надеясь, что Агунда поймёт, что он хотел сказать. Но она была так растеряна, что лишь вопросительно посмотрела на него. — Хорошо. Ты можешь помочь драконам избавиться от нависшей над ними опасности.

—Зачем?! Но они же…

—Нет, они не враги тебе, Агунда. Это Гром убедил тебя в этом. Я ещё тогда удивился, что ты поддалась ему.

—Но…

—Что?

Она не ответила, так как сильное волнение охватило её, и голос наверняка дрогнул бы. А показывать свою слабость колдунья не хотела никому.

—Да, я ему поддалась. Как же теперь разубедить их в этом, если они сами считают меня врагом?!

—Сердце тебе подскажет, Агунда, — сказал Уж. — Доверься ему!

И, не дожидаясь дальнейших вопросов, он скользнул в высокую траву.

—Что оно может мне подсказать?! — почти вскрикнула женщина. Однако ответа не последовало.

—Сбежал, — усмехнулась она. — Нет, Уж прав, конечно. Кто, кроме меня, сможет на это ответить… Сердце… оно манит к тому, что невозможно…

Агунда замолчала, в её глазах стояли слёзы. Она понимала, что с этого момента жизнь должна кардинально измениться. Это очень пугало колдунью, но и оставить всё так, как есть, она тоже не могла.

Умывшись целебной водой из ручья, который пробегал мимо её дома, Агунда успокоилась и почувствовала себя гораздо лучше. Мысленно она поблагодарила ручей за заботу, позавтракала ягодами, собранными в лесу, и задумалась.

—Почему-то мне кажется, что природа, все животные и птицы гораздо мудрее человека, — вслух подумала колдунья. — Надо всё рассказать Джеффу. Конечно, сразу он мне не поверит… Онидису пока ничего говорить не буду, он и слушать не станет, примется фейерверками пугать, как обычно. А вот с Джеффом хочется поговорить. Верховный только его и слышит…

Джефф… Она вспомнила его сильные руки и почему-то покраснела, но смущение удалось отогнать.

—Сегодня вечером навещу кузнеца, — сказала себе Агунда. — А пока надо пополнить запасы черники и малины.

Она ушла в лес и вернулась лишь к закату. От метаний не осталось и следа.

—В конце концов, Гром виноват сам! Почему я должна помогать ему? Мне больше не хочется своими руками претворять в жизнь его странные планы. Пусть или делает это сам, или…

Вдруг ей в голову пришёл совершенно неожиданный вариант развития событий.

—Всё, пора к Джеффу! Сейчас расскажу ему.

И в следующую секунду Агунда оказалась на поляне около его дома в своём, женском, образе, лишь привычное голубое платье она поменяла на алое. Из кузницы доносились мерные глухие удары молота. «Бум-м, бум-м, бум-м…» Колдунья остановилась в нерешительности. Центурион, издалека завидевший гостью, громко заржал. Удары прекратились, и Джефф вышел на воздух. Лоб и шея его были влажными, передник оставлял открытыми руки и плечи кузнеца. С доброй усмешкой он поклонился разглядывавшей его Агунде, и та отвела взгляд.

—Что, впечатляющее зрелище? — не здороваясь, спросил Джефф.

—Весьма впечатляющее, не скрою, — ровно ответила она. — Здравствуй.

—И ты здравствуй. Давно же не была в наших краях! Чем обязан?

—Ничем, — колдунья пожала плечами.

Кузнец вскинул брови.

—Я просто поговорить пришла. И очень надеюсь, что ты правильно поймёшь меня.

—Что ж, рассказывай.

Центурион подошёл поближе и, делая вид, что кроме сочной и вкусной травы его ничего не интересует, приготовился слушать. Но Агунда спросила Джеффа:

—Можем ли мы поговорить наедине?

Он чуть нахмурился.

—Центуриону я доверяю так же, как самому себе, Агунда. Говори здесь. Он никому и ничего не расскажет, ручаюсь.

Кузнец сказал это так убедительно, что она не решилась спорить.

—Хорошо.

—Садись.

Она устало опустилась на огромный ствол дерева, стоящий перед домом, который заменял Джеффу кресло. Кузнец внимательно смотрел на неё и с каждой минутой всё лучше понимал, что Агунда пришла по своей воле, а не по желанию Грома.

—Мне страшно, Джефф. Мне впервые по-настоящему страшно.

Такое начало очень удивило обоих слушателей.

—Почему? — не удержался от вопроса конь.

—Как тебе может быть страшно? — добавил Джефф. — Ты же даже Грома не боишься.

—Не боялась. А теперь мне не по себе.

—Что-то случилось?

—Да. Я слишком многое поняла за последнее время.

—Например?

—Например, то, что я не хочу быть врагом — ни твоим, ни драконов.

Кузнец и Центурион недоумевающе переглянулись.

—В каком это смысле?

И Агунда им всё рассказала.

 

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.