Анна Островская. «МамаЯ». Интервью с Елизаветой Тоот

Lizzy-day — так называет моя подруга режим жизни Лизы Тоот. Если перевести этот устоявшийся в кругу друзей термин на русский язык, получится примерно так: всё успевать, быть всегда с улыбкой, ничего не бояться, отлично выглядеть, любить детей, верить в свои силы и оставаться собой, и всё это — на бегу.

Лиза — мама троих детей, опытный водитель, обладательница уже почти четырёх дипломов о высшем образовании, аспирантка, спортсменка и просто красавица. А вот если попытаться сосчитать все её начатые, действующие и задуманные проекты, то пальцев рук не хватит... Но самый главный из них сейчас находится на этапе своего рождения, и очень здорово, что именно сейчас нам удалось поговорить с Лизой и обсудить подробности.

Давно хотелось сделать это интервью, но Лизу не так легко поймать — она настоящая Бизнес Мама (кстати, это её официальный титул), поэтому всегда в делах. И всё-таки нам удалось замедлиться, спокойно поговорить за чашкой кофе и записать интервью.

— Лиза, ты знаешь, задумывая это интервью, я даже не знаю, с чего начать рассказ о тебе. Столько всего интересного в твоей жизни и карьере. Какую тебя мы хотим показать читателям в первую очередь, о чём бы тебе самой хотелось сейчас рассказать?

— Сейчас я работаю над новым социальным проектом, и вот именно о нём и хотелось бы рассказать подробнее.

— Но начать придётся всё равно с начала... Социальный проект — это ведь по сути ясли-сад, центр помощи мамам и не только. Идея не из воздуха взялась, а из всей твоей жизни, ты не со стороны видишь необходимость такого места, ты в теме. Ты же мама троих детей! Расскажешь немного о том, каково это?

— Да, я мама троих детей. И ещё важно то, что я мать одиночка, один из моих детей приёмный. Вот так сложилась жизнь. Мне всегда хотелось много детей. Все дети долгожданные, каждого я очень хотела, и хотя семейные отношения не сложились, но с моими детьми у нас большая семья.

— И ты решила сделать центр для таких же мам, как ты сама — работающих, многое успевающих, но одиноких. Или не только для одиноких?

— Не только для одиноких. Вообще называется мой центр "МамаЯ". Основная идея — сделать акцент на маме, а не на ребенке. А то у нас все вокруг с раннего возраста развивают детей. Основной посыл большинства детских центров — всё внимание ребенку. А как же мамы? Про них забывают. Мама должна чуть ли не раствориться в ребёнке. Но ведь мама тоже человек. Ей тоже жить надо. Задача моего центра — поддержать мам в их нелёгком пути, создать такую атмосферу исключительно принятия и поддержки, чтобы каждая мама знала — что бы с ней не происходило, эти состояния и чувства вполне естественны в её положении, она не уникальна, и есть выход, а мы готовы помочь. Я была потрясена серией самоубийств матерей вместе с детьми, и хотела бы, чтобы мой центр стал альтернативой для таких женщин, чтобы у них появилась надежда.

Сначала я думала назвать свой центр «МамаЯсли». Но это будут не только ясли. «МамаЯ» — очень хорошо звучит. В этом «Я» — ясли подразумеваются. Но это название охватывает всё, что я хочу там устроить: и школу молодых родителей, и кризисный центр, и детский сад, дополнительные развивающие занятия с грудничками, досуг мам и ресурсные психологические группы поддержки.

В будущем я планирую открыть сеть таких центров, но пока мы начнём с одного. Важно было решить: где он будет? Спальный район выбрать или центр? Вселенная предложила прекрасный, с моей точки зрения, вариант, и я на нём остановилась. Центр «МамаЯ» находится в 3 минутах пешком от станции метро «Обводный канал», куда удобно приехать из спального Приморского района на метро, из Купчино — огромное количество наземного транспорта, при этом это самый центр, есть парковка для тех, кто приедет на своём автомобиле.

— Ты постоянно в детской теме. Дома трое, работаешь тоже с детишками. И вот новый проект — тоже детки и мамы. Ты не устаёшь от этого?

— Мне нравится заниматься с детьми. Сейчас я тренер по грудничковому плаванию, работаю с малышами до года. Но и идея семейного центра пришла мне намного раньше, в то время, когда я только начинала развивать своё агентство домашнего персонала филлипинок (няни, домработницы). Сейчас я не только трудоустраиваю их, но и оформляю им официальные рабочие визы. Бывало, что трудоустроить кого-то из них получалось не сразу, они ждали вакансию, и я ещё тогда думала о том, что можно было бы организовать детский садик, в котором занять тех, кто ожидает работу. Из филиппинок получаются замечательные помощницы воспитателя, они были бы трудоустроены, а дети в саду учили бы английский язык (филиппинки не говорят по-русски). И сейчас среди моих заказчиков уже есть люди, осуществившие эту мою идею.

Но тогда были очень высокие требования к любым детским заведениям, в том числе уголовная ответственность для руководителя. А ситуации с детьми бывают разные, поэтому я не взяла на себя смелость начинать это дело тогда. Сейчас законодательство изменилось. Появилась возможность создавать заведения семейного типа по другой норме закона — уход и присмотр за детьми. Семейный детский сад — это, по сути, сообщество мам, кто-то из них берёт на себя присмотр за несколькими детьми, или они делают это по очереди. У нас в центре я планирую гибко подходить к возможностям и запросам мам, будем относиться к каждому случаю индивидуально.

Сначала знакомые владельцы таких садов мне посоветовали именно эту форму оформления, и постепенно сформировалась основа моего центра, который будет открыт буквально на днях. Я загорелась этой идеей. Мне всегда хотелось заниматься именно малышами. Обрати внимание, ведь все частные сады обычно с года-полутора. А как же грудные малыши? Ведь многим мамам, особенно одиночкам, необходимо выйти на работу, иначе как же содержать этих самых детишек. Это у меня все дети подарочные, так вышло, что я не испытала тяжести декрета, ограниченности в передвижении и в личном пространстве, отсутствия поддержки. Но всё перечисленное испытывают многие мамы. И не только работающие, но и вполне благополучно сидящие дома в декретном «отпуске». Я это знаю, у меня, во-первых, много подруг, а во-вторых, я работаю с малышами и общаюсь с их мамами. Проблема в том, что для этих женщин нет в обществе и в семье понимания. Все говорят: «Ты дома сидишь и ничего не делаешь». А им зачастую даже поесть и поспать некогда, не говоря уже о том, чтобы в парикмахерскую или к врачу сходить.

Когда рождается ребенок, происходит ограничение личной свободы, к которому женщины не готовы. В результате наступают послеродовые депрессии. Потому что женщины не представляли, с чем столкнутся после рождения ребенка, в том числе и не ожидали от семьи такой реакции — отсутствия поддержки и понимания. Поэтому детский садик для грудничков нужен не только для тех, кто растит ребёнка в одиночку и у кого нет выбора, и они вынуждены работать. В благополучных семьях тоже бывает такая необходимость. Ипотеки, кредиты, болезнь родственников, что-то ещё заставляет женщину зарабатывать, не обязательно целый день, и не все хотят пускать в свой дом няню. К тому же няня — удовольствие не дешёвое, и не любая работающая женщина может себе это позволить, особенно если это мама-одиночка. Необходимость присмотра за малышом может быть нужна лишь на пару часов в день, может быть, не каждый день, но это жизненно необходимо мамам как глоток свежего воздуха. У многих женщин не так много денег, и тогда они в свои выходные могут выйти в этот же садик мне помогать, и мы можем сделать индивидуальные скидки. Я планирую создать систему гибкой оплаты для женщин, которые будут помогать мне в этом центре. Будет возможность регулярно оставлять под присмотром детей. А для кого-то это будет разовая помощь. Например, можно оставить малыша на час-два-три, в другой комнате рядом просто поспать. Или куда-то пойти. Будем ориентироваться индивидуально — по запросам. Я точно знаю, что молодым мамам это очень нужно.

— Ты сказала, что кроме яслей, в этом центре будет ещё кризисный центр и школа будущих родителей. Расскажи подробнее об этой идее, пожалуйста.

— Да, кризисный центр необходим. Вопрос домашнего насилия стоит довольно остро у нас в городе, и женщины сталкиваются с изоляцией. Например, многие финансово зависимы от мужа и не могут уйти, им просто некуда пойти, и они годами терпят насилие разного вида внутри собственной семьи. Задача кризисного центра — чтобы такие женщины могли находиться там столько, сколько будет необходимо, чтобы получить какое-то образование, которое их прокормит, нашли возможность применить новые знания, чтобы жить самостоятельно. Им категорически необходима бесплатная психологическая помощь. Я даже думаю, что это будет одним из обязательных условий пребывания в кризисном центре. Будем стараться максимально все услуги предоставить бесплатно клиентам, но и мне нужно минимизировать мои затраты. Есть люди, которые готовы обучать парикмахерскому делу, маникюру и т.д. Есть студенты-психологи, которым необходима психологическая практика. Да и довольно много практикующих специалистов отозвались и готовы нам помогать.

В общем, будем стараться найти такие варианты, чтобы попавшие в трудную ситуацию мамы могли получить доступную помощь и, что главное, нашли в себе силы и возможности жить самостоятельно.

Есть у нас в городе проект помощи уставшим мамам на дому. Приходят волонтёры, помогают, но рук катастрофически не хватает. Моя идея заключается в том, что помощь будет оказана не на дому, а именно в центре. И не бесплатно для тех, кто оказывает эту помощь. Всё же волонтёры быстро выгорают, а мне бы хотелось, чтобы в центре работали постоянные специалисты. Я предполагаю всё же взять не волонтёров, а специалистов на зарплату. Плюс подключить к помощи в центре тех мам, которые будут там проживать. И некоторых мам, которые оставляют в центре детей в то время, когда находятся на работе.
Кроме того, ведь когда волонтёры помогают мамам на дому, это ограничивает число семей. А если делать сеть центров, то нет ограничения по количеству. Одновременно в центр могут прийти несколько мам с детьми и получить необходимую помощь.

— А что с поддержкой от города? Грант попытаешься получить?

— Пока нет. Я посмотрела, какие есть варианты, на социальную сферу дают гранты только уже работающим предприятиям. Сначала мне надо открыться, начать работать, а потом будем смотреть, сможем ли претендовать на грант.
Изначально это бизнес-проект. В первую очередь, это частный ясли-сад, с определенной оплатой. Но есть и возможность помочь женщинам в кризисном центре бесплатно. Заработать можно на школе молодых родителей. И ещё я готова обучать и родителей, и специалистов грудничковому плаванию.

— Вот так даже. Ты имеешь право и обучать? Расскажешь о своём образовании?

— У меня высшее педагогическое и физкультурное образование, кроме того, ещё и большое количество других курсов по разным направлениям, сейчас я учусь в аспирантуре в Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма.

— Давай с самого начала... Ты сказала, что сейчас ты в процессе получения 4-го высшего образования и в аспирантуре. Но сначала было грудничковое плавание... Так? Сколько лет ты уже этим занимаешься?

— Если уж рассказывать, действительно, с самого начала, то эта история началась задолго до грудничкового плавания. Да, у меня уже почти 4 высших образования. Жизнь идёт так: что-то новое появляется, какие-то задачи встают на моём пути, мне становится интересно. Мне нужна новая информация. И чаще всего я рассуждаю так: курсы — это недостаточно серьезно. Я иду и получаю высшее образование, и затем этот новый вид деятельности тоже работает на меня вместе со всем предыдущим опытом.

Началось с того, что после школы я не поступила в институт. Не понимала, чего я хочу, где я хочу учиться. Мама пыталась устроить меня в ЛЭТИ, где она работала, на гуманитарный факультет, я хорошо подготовилась — и всё равно не попала. Там знали, кто я. Экзамены принимали знакомые мне люди, и почему-то на английском меня вдруг начали, что называется, «валить». У меня в итоге было 27 баллов из 30-ти возможных, и я не прошла. Ну, что было делать? К тому моменту я пропустила сроки подачи документов в другие вузы, тогда была другая система поступления. Можно было успеть поступить уже только в среднеспециальные учебные заведения. Я тогда очень увлекалась историей города, даже водила экскурсии. И пошла в Колледж культуры и искусства от Академии культуры учиться на менеджера по туризму, потому что там нужно было сдавать историю города, и мне это было легко и интересно.

 Отучилась 3 года и начала работать в сфере туризма. Работала много: в турфирме и на отправку, и на приём туристов, изучила все виды туристической деятельности, некоторое время работала в известной турфирме «НЕВА». И в итоге стала заниматься бронированием гостиниц в Петербурге и Москве, потом у меня открылась своя фирма, мой офис в течение 7 лет располагался прямо на Ленинградском вокзале.

Одновременно после окончания колледжа, уже работая в туризме, я поступила в ВУЗ, чтобы «совместить приятное с полезным» — на вечернее отделение факультета иностранных языков в Педагогический Университет им. Герцена. И педагогика, и языки мне сейчас очень нужны в моей работе.

Кроме того, пока я жила в Москве, получила «для себя» юридическое образование, до сих пор активно использую его в своей работе, уверена, что и в работе центра эти знания мне и моим клиентам очень пригодятся.
Потом я родила ребёнка и чётко осознала: я больше не хочу в офис. Хочу заниматься своим ребёнком, может быть, ещё и другими детьми, но не офис. Грудничковое плавание мне было известно с детства, меня саму «плавали» с двухнедельного возраста, я знала, как хорошо это влияет на здоровье и иммунитет, поэтому всегда точно знала, что буду заниматься плаванием со своим ребёнком. В итоге это настолько мне понравилось, что я решила заняться этим видом деятельности профессионально.

Сначала по грудничковому плаванию я посетила только курсы в Москве, где жила в то время. Учились мы тогда всей группой на моём двухмесячном сыне. Дальше стала думать, как применить всё это и сделать своей работой. Оказалось, что специалистов по грудничковому плаванию в Москве много, а вот в Петербурге спрос есть, а предложения нет. И я временно поехала обратно домой, в Петербург, сначала просто «попробовать». Грудничковое плавание здесь пошло, стало пользоваться спросом. Мой офис в Москве закрылся по причине реконструкции Ленинградского вокзала, и я решила не переводить его в другое место. Все сложилось правильно — нужно было заниматься другим делом уже в Петербурге.

Группы по грудничковому плаванию в Петербурге у меня пошли и индивидуальные занятия в домашних ваннах тоже. Бассейн, где я работала тренером по грудничковому плаванию, поставил передо мной новую задачу. Вдруг начали просить специализированное высшее образование по этому виду деятельности, а у меня только несколько курсов. Грудничковое плавание — такая интересная сфера, стык педагогики, спорта и медицины, но в стране нет нигде такого выделенного узконаправленного образования. В поликлиниках этим занимаются обычно медсестры, у них грудничковое плавание — это просто дополнительный курс. Я стала искать. Курс для медицинских сотрудников прошла, как слушатель — он не совсем по грудничковому плаванию, по похожей реабилитационной методике. Не совсем то и недостаточно. Продолжала искать. И нашла в Казани — в академии физкультуры, спорта и туризма соответствующий курс, дающий удостоверение о повышении квалификации. Я поехала в Казань и за 5 дней закончила эти курсы. Мне просто нужен был документ.

Но пока я там у них училась, прямо в академии я обнаружила возможность получить дополнительное физкультурное образование — 9-месячный курс переподготовки, заочный, с посещением академии раз в месяц. На этот курс брали только тех, кто уже имеет образование — тренерское или педагогическое. Вот и пригодилось моё первое педагогическое образование. И вот теперь у меня есть и физкультурное образование тоже. В 2017 году я защищала диплом, рассказывала про грудничковое плавание. И мне предложили на эту тему писать диссертацию — делать свою методику, теперь я там же учусь в аспирантуре. С грудным ребенком ездила поступать, сдала экзамены в Казани, сейчас вот уже год отучилась.

Вот такой долгий путь и разное образование. Сейчас я по-прежнему занимаюсь грудничковым плаванием и уже имею полное право его ещё и преподавать. Моему старшему сыну сейчас 7 лет, начинала я учиться на нём, сейчас занимаюсь с младшей дочерью. Надо мной друзья шутят, говорят: «Твои дети — твой учебный реквизит».

— Это здорово. Итак, плаванием тоже планируешь заниматься в центре?

— Конечно, мы можем на базе сада сделать возможность заниматься грудничковым плаванием — и для тех, кто приходит только поплавать, и для тех, кто в центре постоянно находится. Я буду показывать. Родители или тренера учиться. Достаточно большой и удобной ванны. Сначала так и планировала, но сейчас думаю, что и маленький бассейн там поместится. Понимаешь, частных садов, казалось бы, много. Но для совсем крошечных малышей практически ничего нет. Родители звонят, спрашивают: «А что у вас есть для раннего развития детей ДО года?» Частные сады ничего не могут предложить, а грудничковое плавание мы предложить можем. И это реальное развитие для ребёнка.

— Так, с плаванием понятно. А как насчёт школы будущих родителей? В чём состоит идея? Ведь есть такие школы в городе, чем будет принципиально отличаться твоя? И есть ли у тебя образование и опыт, позволяющие преподавать в такой школе?

— Да. Я работаю сейчас много с приёмными родителями и детьми. И сейчас ещё заканчиваю переподготовку по психологии и в Христианской гуманитарной академии. Когда я собиралась брать под опеку ребёнка, я сама проходила обязательное обучение в Школе приёмных родителей. Теперь у меня есть и сертификат, позволяющий вести подобные курсы. Я считаю, такой курс должен быть обязательным не только для приёмных родителей, а для всех, потому что в большинстве ситуаций мамы говорят о том, что совершенно не так представляли себе материнство, каким оно оказалось для них на практике.

Курсы для беременных в городе есть, их довольно много. Но они предлагают не совсем то, что я хочу предложить. Там подготовка к процессу родов, какие-то начальные знания о ребёнке, кего-пеленании и другие технические вещи. Но вот смотри, я сама приёмный родитель. И когда я столкнулась с адаптацией ребенка в семье, я искала способы облегчения ситуации, понимания, что вообще происходит. Школы приёмных родителей мне тогда не хватило. Насколько я знаю, раньше по-другому давали там информацию, сейчас больше дают. Но на тот момент мне было мало, и всё же в целом там говорили очень важные вещи.

Понимаешь, почему-то именно Школа приемных родителей — чуть ли не единственное место, где можно получить информацию о том, что вообще тебя ожидает. А это ВСЕМ нужно, не только приёмным семьям. Обычно приёмным родителям говорят очень важные вещи о теории привязанности, о травмах привязанности, которые присутствует у детей приёмных. Но ведь это точно также важно и для обычных будущих родителей — чтобы лучше понимать в первую очередь себя, и в том числе в качестве профилактики послеродовой депрессии мам. Это психологические сведения, которые необходимы всем будущим родителям — не чтобы напугать, нет. Предостеречь и объяснить, что, например, усталость после родов и депрессия у мамы — это нормально и вполне естественно, это бывает, и есть способы борьбы с этим, возможность справиться, помочь.

— Мне кажется, в "Аистёнке" как раз похожий курс для будущих мам.

— Я смотрела их программу. Да, близко, но не совсем то. У них в основном про роды. Мне кажется, психологическому состоянию мамы после родов и теории привязанности, а также тому, что любые негативные чувства, которые испытывает молодая мама, в том числе и постоянное чувство вины и обвинения себя в том, что она плохая мать — это нормальные ощущения, которые если с нашей помощью превратятся в понимание «я достаточно хорошая мать для своего ребёнка» — будет уже большая победа.

— Столько всего... Лиза, ну как всё умещается в твоей жизни? Как вся эта информация не противоречит друг другу?

— Наоборот же, дополняет. Мне всегда интересно много всего. Но всё полученное образование и опыт складываются вместе, я всё применяю, ничто не пропадает впустую. И мой новый проект вообще всё это объединяет, все будет нужно. Со стороны может казаться, что грудничковое плавание, юриспруденция, психология и филиппинки — такие разные темы. Но нет, у меня они все завязаны, это всё в проекте действительно будет очень востребовано, я даже не сомневаюсь.

— Я тебе желаю больших успехов. Пусть всё получится!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.