Кира Каменецкая. Самый важный день

Родительское собрание затянулось. Обсуждали долго, колебались и сомневались, но в итоге решили: 3 «Б» класс в полном составе (за исключением Димы Харькова с его недолеченным гриппом) сразу после Нового года на все оставшиеся каникулы отправить в «зимний лагерь». 

Оценивали выбранный для этой затеи детский оздоровительный центр, что называется, по всем статьям и минусов как таковых не обнаружили. Лагерь находился за городом: сосновый лес, лыжные дорожки, собственный небольшой каток, соответствующая возрасту культурная программа, режим, правильное питание — всё это с точки зрения пользы было куда предпочтительнее бесконечных походов по гостям и поедания бесчисленного количества сладостей. Вот почему почти единогласно решили, что дети должны отдохнут на природе. А заодно, как было сказано якобы в шутку, родители пока отдохнут от них в городе.

Конечно, в восторг пришли не все «ссыльные», но многие из них. И Катя, пусть даже она к числу восторженных не принадлежала, решила от большинства не отделяться. Конечно, она грустила по поводу того, что пропустит Рождество и мамин день рождения, однако предстоящая поездка была чем-то необычным (они с мамой никогда раньше так надолго не расставались) и сулила слишком много всего интересного, чтобы взять и просто отказаться.

— Ты, главное, не забудь передать крёстной мой подарок, когда она приедет! — напомнила она маме, уже стоя у автобуса. — А я тебе свой отдам, когда вернусь!

— Договорились, — мама улыбнулась, легонько поцеловала дочь в мокрую от снега макушку шапки, чтобы не смущать свою «взрослую самостоятельную девочку» чрезмерными нежностями. — А ты обещай, что будешь умницей!

— Самое-самое честное слово! — пообещала Катя. 

И действительно, слово своё она сдержала: воспитатели были ею довольны, а «ссыльно-вольная» жизнь оказалась настолько увлекательной, что первая неделя пребывания в лагере пролетала совершенно незаметно, без каких-либо неприятностей. До того момента, пока прямо в мамин день рождения девочка не проснулась с ощущением того, что будто бы не спала вовсе: она была слабой и сонной, а горло и голова болели так сильно, что к полудню не осталось сомнений – вчерашняя долгая прогулка в промокших сапогах была ошибкой. 

Однако девочка, как могла, пыталась скрыть свою болезнь от взрослых: смеялась, через силу заставляла себя есть и даже снова вышла на улицу, продержавшись таким образом до самого тихого часа. Но тайна её, разумеется, была в итоге раскрыта.

— Ну, и что делать? – спросила у медсестры дежурная воспитатель, которая привела Катю в медпункт.

— Да ничего. Это даже не ангина, но матери всё равно звонить надо — пусть забирает её домой, лечиться.

— Твоя мама сейчас на работе? — воспитатель обернулась к Кате. — Или на дома? Куда ей позвонить?

Но вместо ответа на этот, казалось бы, простой вопрос девочка вдруг заплакала. Так горько и отчаянно, что обе женщины невольно замерли.

— Что? Что такое?

— Не наааааадо! Пожалуйста, не надо звонить маме! — всхлипывая, произнёсла Катя.

— Почему? 

— Уже скоро вечер! А ей далеко ехать! Как она одна?! Страшно! — девочка совсем задохнулась от слёз. — А ещё у неё сегодня день рождения! Приедет моя крёстная, и тётя Таня, и тётя Галя, и наша соседка — будет настоящий девичник! А я всё испорчу, испорчу маме весь праздник! Ей придётся всех бросить и ехать за мной! Я всё испорчу, понимаете? А ведь это же её Самый Главный день в году…

Выпалив это, девочка уткнулась в застеленную простынёй кушетку и снова залилась слезами.

— Ох… — выдохнула воспитатель. — Что там у неё в личном деле сказано? Хронического ничего нет?

Медсестра порылась в стенном шкафу.

— Нет, ничего. Здоровая девчонка, – последовала небольшая пауза. – В графе «родители» про отца ни слова. Значит, одинокие… Катя, тебя может забрать кто-то, кроме мамы?

Она качнула головой. 

— Дядя Серёжа, мамин брат, у него есть машина, но он уехал в деревню на все праздники. А больше нет, некому.

— Ох… – на сей раз вздохнула уже медсестра. — Я не знаю, что делать, Дарья Александровна. Так-то ничего страшного у неё нет, просто простуда и температура высокая. Но сбить, думаю, не проблема будет, так что… 

В разговоре снова повисла пауза. 

— Может, пусть тогда останется? — наконец заговорила воспитатель. — Ну, что мы, в самом деле, будем сейчас человека на ночь глядя в праздник дёргать? Да и ребёнка куда с такой температурой в такую даль тащить? – она обернулась к Кате. — Тебя навестить мама приедет?

— Да… Она говорила, в пятницу, после обеда приедет. Ей утром надо будет на работу, в первую смену, а потом она приедет.

Воспитатель снова обернулась к медсестре.

— Пятница уже завтра. Может, пусть и правда отлежится сутки? А я пока все бумажные вопросы решу…

Медсестра немного помолчала. 

— Ладно, пусть остаётся. Но если завтра никто не приедет, то будем звонить, – она посмотрела на Катю. – И чтобы тогда уже никаких слёз, понятно? Завтра у мамы уже не день рождения.

Девочка молча кивнула.

— В общую комнату тебе нельзя. Спать будешь тут, в медпункте, чтобы никого не заразить. Постель твою сейчас принесут. Еду потом тоже. И чтобы никаких капризов, понятно? 

— Понятно. Я буду очень послушная, только не звоните маме… — голос ребёнка снова дрогнул.

— Не буду, если ты не будешь плакать, — медсестра порылась в ящике стола, а потом встала и налила воды в одноразовый стакан. — Вот держи, выпей таблетку. Сейчас принесут твою постель и пижаму, я пока поставлю чайник. Переоденешься, попьёшь чаю — и спать. Глядишь, к утру хоть немного полегче станет.

Полегче действительно стало — утром температура была не такая высокая, хотя боль в горло и не думала утихать. Но мама, к счастью, приехала в обещанное время. Долго говорила с воспитателями, потом ходила что-то подписывать в бухгалтерию, собрала все Катины вещи, помогла дочери одеться и вызвала такси. 
Уже сидя в машине, Катя забралась маме под крыло, сонно зарылась в мягкие складки шарфа.

— Что, котёнок? Совсем плохо? 

— Нет, всё хорошо.

Мама обняла её так, что почти взяла руки.

— Мне сказали, ты ещё вчера утром заболела. Почему сразу не позвонила?

— Потому что не хотела портить тебе праздник. Это же был твой Самый Главный день… 

Несколько секунд мама молчала, пристально глядя дочери в глаза, а потом мягко улыбнулась. 

— Хочешь, скажу тебе один секрет? 

— Конечно!

— Знаешь, какой у меня Самый Главный день? Сегодня. А завтра — завтра. И через неделю будет Главный день. И через месяц. 

Катя растерянно качнула головой.

— Но как же, мам? Ведь это же день рождения, особенный день. И поэтому Главный.

Теперь уже головой качнула мама.

— Каждое сегодня – это Главный день. Потому что сегодня – это тот день, который уже никогда не повторится. И вчера. И завтра. Никогда, понимаешь? Каждый день, даже если он очень похож на остальные, всё равно в чём-то особенный, и поэтому он Самый Главный. Потому что самый Неповторимый.

И ещё я хочу, чтобы ты запомнила одну очень-очень важную вещь, котёнок: никакой праздник, вообще никакой, слышишь, не может быть важнее, чем человек, которого ты любишь. Ни день рождения, ни Новый год, ни-че-го и ни-ког-да не может быть важнее любимых! Мне ни один праздник не может быть важнее тебя, слышишь? — мама прижала её к себе ещё крепче. — И я хочу, чтобы ты это раз и навсегда запомнила, родная. 

— Хорошо… — Катя невольно всхлипнула. — Ты сердишься? 

— Нет. Просто мне тяжело поверить, что ты стала уже такая взрослая и самостоятельная, что можешь обо мне заботиться. И я не сержусь, но очень волнуюсь за тебя, потому что тоже о тебе забочусь и хочу, чтобы ты знала — я понимаю, что ты взрослеешь и многое уже можешь сама, но мне очень хочется быть с тобой рядом… И когда тебе хорошо, и когда тебе плохо, понимаешь? Я не хочу, чтобы ты прятала от меня свои горести и слабости, боясь меня огорчить, потому что если я буду не рядом, огорчит меня ещё больше. Ты обещаешь, что запомнишь это?

— Обещаю, — Катя прижалась к маме, задохнулась. — Честное слово, мам…

— Хорошо! — мама улыбнулась сквозь слёзы, чуть отстранила дочь. — А день рождения мы без тебя праздновать не стали!

— Правда? 

— Правда. Всё перенесли на завтра. Подумали все вместе и решили: ну какой будет девичник без моей Самой Главной девочки?

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.