Ирина Анцупова. Египетский сон. Часть 4.

—Получилось! — наконец послышался где-то справа голос Траэс. — Мартин, добро пожаловать в Египет!

Я открыла глаза и увидела знакомый пейзаж — бесконечные пески, барханы и дюны. В голубом небе сияло Солнце. Около меня на коленях стоял Тутмос. Он улыбался, и я поняла, что сейчас он очень счастлив.

—С возвращением, Ирина! — волнуясь, проговорил царевич.

Тутмос помог мне подняться на ноги. Оглядевшись, я увидела рядом Песню Ветра и ещё несколько лошадей.

—Где мы? — спросил Ратосфен, обнимая Тутмоса.

—Недалеко от Храма Книги. Нам надо поторопиться, «цепные псы» всегда неподалёку.

—Вот дома и поговорим спокойно.

Потрясённый Мартин оглядывался вокруг. Ему подвели спокойную гнедую лошадь, Ратосфен сел на Бархана, а мне, как всегда, выпала честь ехать на моей любимице Песне Ветра.

Через полчаса мы были в Храме Книги. Тутмос помог мне спешиться, на секунду заключив меня в объятия. Его радостная улыбка и благодарный взгляд были очень красноречивы.

А Мартин, похоже, на время лишился дара речи! Он не отходил от взволнованной Траэс и Ратосфена, который благодарил Осириса. Мудрейший извинился и уединился в Зале Знания. А Траэс с Мартином ушли на экскурсию.

Я же прошла в комнату, где оказалась во время первого разговора с Ратосфеном, когда ко мне пришла Сила. Немного отдохнув, я решила полюбоваться на звёздное небо и серебряную Луну. Внезапно ласковый голос Тутмоса заставил меня вздрогнуть.

—Ирина, — почти прошептал царевич моё имя. — Ирина!

Я не обернулась. Он бесшумно подошёл ко мне и взял за руку. Его взгляд словно излучал свет.

—Идём со мной.

Тутмос увёл меня в сад. В зарослях ароматных цветов было прохладно. Дневной жар спал. Царевич усадил меня на скамейку, сел рядом.

—Ирина, — повторил он. — Я так долго ждал этой минуты, что сейчас с трудом нахожу слова.

Я улыбнулась, чувствуя, что почти счастлива.

—Знаешь, мне было очень сложно без тебя. Но это свидание стоит пяти лет ожидания и неизвестности. Я не знал, где ты, что с тобой, не забыла ли ты меня - я ничего не знал. Только Траэс, Мудрейший и Сила не позволили мне пасть духом. То, что Хатшепсут женила меня на себе, почти лишило меня свободы. Однако она не смогла заставить позабыть о тебе.

Он вздохнул, собираясь с мыслями.

—Когда я увидел тебя в пустыне, то понял, что именно о тебе говорил мне Великий Осирис. «Гостья из другого мира станет тем человеком, который откроет для тебя много нового!» — сказал он. И я понял, что это действительно так! Мне так хотелось быть рядом с тобой! Но ты ведь живёшь в совершенно другом времени, ты была так далека и так близка мне! Сердце навсегда сохранило твой облик. Я приезжал сюда, в Храм Книги, и не мог не обращаться к Осирису, просил его показать тебя, дать хоть какой-то намёк, ответ на мою мольбу! Однажды я увидел сон — белый голубь держал в клюве Перстень Осириса. А поскольку он находится у тебя, я решил, что ты — моя Судьба, моя единственная, моя любимая. Ирина, я не мог спать ночами, думал о тебе, надеялся на то, что ты не забыла меня. Ты понимаешь меня? — с надеждой спросил Тутмос.

—Конечно, — улыбнулась я.

—В одну из ночей, когда я совсем не мог спать, — продолжал воодушевлённый царевич, — я приготовил для тебя подарок, который берёг до этого момента. Я знал, что это будет, и очень хочу, чтобы ты приняла его.

—Что же это?

Тутмос замолчал, потом на секунду отвернулся, сорвал цветок, поцеловал нежные лепестки, отдал его мне и заговорил негромко:

Как я люблю, когда алые нити заката

Пляшут в твоих золотых волосах!

Как я люблю, когда ты улыбаешься Солнцу!

Ведь улыбка твоя пленит моё сердце опять.

Ты красива. Глаза, словно звёзды,

Блещут в вечерней заре.

Ты богиня. Ты спустилась ко мне,

Чтоб остаться со мною.

Никуда тебя не пущу я теперь!

Знаю, любишь меня ты так ясно и нежно,

Что осмелюсь спросить тебя робко и дерзко:

Станешь ли, милая, тыженою моей?!

Не спеши отвечать! Но однако

Не смогу долго ждать я ответа!

Верю, скажешь ты "Да!" мне!

Подойдёшь, молча взглянешь в глаза,

И вскипит кровь во мне из-за этого взгляда.

Обниму тебя я и поцелую так нежно,

Что забудешь ты всё - все обиды и боль.

Да проснётся и страсть в твоём сердце!

Ты запомни: я жду. Я зову. Я люблю!

Я была потрясена таким признанием и не сумела скрыть это. Дыхание перехватило от нахлынувшей нежности и восторга. Как всё же это было неожиданно! Конечно же, я позволила Тутмосу поцеловать себя. Какое счастье я увидела в его глазах минуту спустя! Он молча обнял меня. Невольно я почувствовала, как ждал меня царевич!!!

—Это мгновение стоит того, чтобы ждать его пять лет. Оно стоит того, чтобы ждать его всю жизнь. И, признаюсь, сейчас я счастлив. Не хочется думать о том, что это счастье будет недолгим, я не хочу об этом задумываться. Я живу и буду жить именно этой минутой, этим моментом. Я люблю тебя, Ирина. Не знаю, что ты можешь сказать мне в ответ и скажешь ли что-нибудь, но я сказал то, что хранил в своём сердце долгих пять лет! Можешь не отвечать, ибо ответ я вижу в твоих глазах.

—Что же ты видишь в них, царевич? — спросила я.

Он улыбнулся.

—Пусть это останется моим воспоминанием. Я понимаю, что ты не сможешь остаться со мной, как этого ни жаль. Египет не может стать твоим домом, но и твой мир является для меня загадкой. И было бы просто прекрасно, если бы мы смогли хоть немного приоткрыть ту тайну, которая скрывается между нашими мирами. Почему стало возможным наше с тобой общение? Почему Сила выбрала нас? Я этого не понимаю. Не понимаю, зачем это надо богам — Великому Осирису и Изиде, а может быть, мы только прикрываемся ими; может быть, всё это необходимо нам, а не им? Это настолько интересно, Ирина!

—Да, я согласна с тобой.

Тутмос замолчал и поднял на меня глаза.

—Спасибо! — вдруг горячо и ласково проговорил он. — Я очень тебе благодарен. Спасибо. Ты и правда открываешь мне новый мир, новые чувства, новый смысл. Я понял, для чего пришёл сюда, на нашу Землю. И понял это, когда увидел тебя здесь, сегодня.

—Для чего же? — спросила я.

Царевич улыбнулся.

—Ратосфен говорит, что это должно остаться только моим пониманием...

—Да. Пусть будет так.

Он посмотрел на звёздное небо, потом перевёл взгляд на меня.

—Расскажи, — попросил Тутмос. — Расскажи мне о себе!

Мы разговаривали с ним очень долго. Царевич сидел возле меня, изредка целуя мою руку, и отпустил меня только тогда, когда над горизонтом заалела яркая полоска рассвета.

Я вернулась к себе, легла спать, но долго не могла уснуть. Всё это казалось просто фантастическим! Я тоже многое поняла в эту ночь. Поняла, что пришлось пережить Тутмосу. Поняла, что он мог не справиться без помощи Траэс и Ратосфена. Поняла, что он умеет ждать и готов на многое, чтобы добиться моей Любви. К сожалению, это было невозможно, и царевич знал это, как и то, что счастлив находиться рядом со мной хотя бы несколько дней.

Через несколько дней состоялось бракосочетание Траэс и Мартина. Ратосфен с удовольствием провёл церемонию и пожелал молодым счастья и Любви. Это было очень красиво и незабываемо трогательно. Тутмос был с нами, то и дело бросая на меня долгие кроткие взгляды. Траэс едва сдерживала волнение, а для Мартина всё происходящее казалось нереальным, словно волшебный прекрасный сон. Мы праздновали свадьбу целый день, все поздно легли спать, а спустя пару недель рано утром меня разбудила Траэс. Она казалась задумчивой и растерянной.

—Что-то случилось? — спросила я у неё.

—Да, — кивнула подруга. — Я почти уверена, что жду ребёнка!..

Я ахнула.

—Вот так новости! Это ведь прекрасно!!!

—Да, — улыбнулась она. — Мартин не знает об этом, ты первая, с кем я поделилась своей радостью.

Траэс обняла меня, и я почувствовала, что она стала другой. Нежнее, задумчивее и ещё красивее.

—Ирина, подскажи, как сказать ему.

Я засмеялась.

—Понимаю, Траэс, я прекрасно понимаю тебя. Но ты сама найдёшь нужные слова.

Она долго смотрела на великолепный рассвет. Мы молчали.

—Чуть не забыла! Завтра состоится Зажжение Факела Пирамиды, и нас отвезёт туда Трилах! — вдруг воскликнула Траэс. — Я наконец-то познакомлю Мартина с братом.

—Наверное, для твоего мужа это будет незабываемо. А Ратосфен отправится с нами к Пирамидам?

—Да, конечно.

—О чём ты думаешь сейчас, Траэс? — спросила я.

—Обо всём. Хочу, чтобы мы всегда были так счастливы, как вчера, хочу, чтобы ребёнок родился здоровым и крепким, хочу, чтобы всё было хорошо. И я знаю, что так будет.

Она обняла меня и вздохнула. Я поняла, что последние новости потрясли подругу.

—Я так мечтала о малыше, и именно Мартин подарил мне это Чудо! — сказала она. — Не сердишься, что я так рано разбудила тебя? — вдруг чуть робко спросила Траэс.

—Конечно, нет!

—Я пойду к мужу, может, и скажу ему про ребёнка.

—Смелее, Траэс! Ведь это прекрасно!

Подруга улыбнулась мне и ушла.

Днем мы поехали кататься верхом, а когда возвращались в Храм Книги, то на причале увидели большую красивую ладью.

—Трилах!!! — закричала Траэс и направила Песню Ветра к реке. — Трилах!

Мартин остановил коня возле Ратосфена и сказал:

—Если бы Траэс не говорила заранее, что это её брат, я бы стал ревновать!

Мы засмеялись.

Тем временем Песня Ветра домчала счастливую всадницу до причала, где разгорячённая лошадь остановилась, а Траэс заключил в объятия Трилах. Пока мы не подъехали, она безуспешно старалась вырваться. Траэс расцеловала брата, потом приняла чинный вид, поймав смеющийся взгляд Мартина, и представила их друг другу. Мужчины поздоровались так, словно знали друг друга давным-давно, после чего Трилах обещал забрать нас ближе к ночи и отвезти к Пирамидам. К сожалению, долго поговорить Траэс и Мартин с ним не смогли, потому что у Трилаха было много дел.

Вечером брат Траэс, как и обещал, повёз нас к Великим Пирамидам. Явление Зажжение Факела Пирамиды произвело на Мартина незабываемое впечатление. Я видела это второй раз, но всё равно величие и загадочность происходящего не могли не дать повода задуматься — откуда приходит ответный луч? Куда Пирамида направляет такой мощный сноп света?! Все эти вопросы остались без ответа.

Мартин не проронил ни слова, пока не стало темно. Тутмос, не отходивший от меня ни на шаг, вздохнул в тишине. Ратосфен задумчиво смотрел в звёздное небо. Траэс подошла к мужу.

—Это невероятно! — прошептал он.

—Да, — ответил Мудрейший.

—Теперь я знаю, чем мне заняться здесь, — проговорил Мартин и взглянул в глаза Ратосфену, а жрец медленно кивнул в ответ.

Мы вернулись в Храм Книги. Когда я уже собиралась лечь спать, Мудрейший попросил разрешения войти. Он хотел поговорить со мной.

—Тебе хорошо в Египте? — спросил Ратосфен.

Меня удивил этот вопрос.

—Да, конечно.

Мудрейший улыбнулся.

—Коридор Времени откроется через три дня, — сказал он.

—Так скоро?! — вырвалось у меня.

—Да, моя девочка. Но помни — ты ещё увидишь и Тутмоса, и меня, и Траэс. Это будет не так скоро, однако не забывай об этом. Ты очень помогла царевичу, возможно, теперь у него будет больше сил для борьбы с Хатшепсут. Тутмос благодарен Судьбе за то, что вы встретились. И признаться, я не ожидал, что его сон сбудется. Мне пора идти. Хочу сказать только одно — я буду скучать по тебе и просить для тебя покровительства Силы и Осириса.

—Благодарю Вас, Мудрейший.

Он понимающе кивнул мне и ушёл.

Оставшиеся три дня Тутмос не отходил от меня ни на шаг. Он предчувствовал скорую разлуку и не хотел отпускать «ту, что предназначена для него Судьбой», как когда-то сказал Ратосфен. И интересно, что мне тоже не очень хотелось домой — Египет стал для меня домом. Однако не вернуться я не могла.

Мы ездили верхом, любовались колоссами Древнего Города, гуляли в саду, раскинутом перед Храмом Книги. Я чувствовала, что царевич старается запомнить каждую минуту, проведённую со мной, и улыбалась ему. Его искренность и нежность заставляли задуматься.

Так прошло два дня. И вот Перстень Осириса указал на то, что до печального момента расставания осталось мало времени. Тутмос первым заметил его пылание. Он робко обратил на это моё внимание и проговорил негромко:

—Скоро, совсем скоро… Ты навсегда останешься в моём сердце и в моей Душе. И я счастлив, что был рядом с тобой. Очень надеюсь на то, что когда-нибудь вновь увижу тебя.

—Ты увидишь Ирину, обещаю тебе это, мой мальчик! — вдруг раздался неподалёку голос Ратосфена. Он улыбался и смотрел на нас. — Идём, тебе пора.

Мы вышли на улицу. Я не волновалась, пока не пришли все те, кто стал мне дорог. Траэс крепко обняла меня, пряча слёзы, потом подошёл царевич, Мудрейший, Мартин. Уже ставшее привычным явление открытия Коридора Времени всё же заставило трепетать сердце бедного Тутмоса. Напоследок я позволила ему поцеловать меня, и только после этого царевич смог отпустить меня.

Так же, как и в прошлый раз, я вошла в Коридор Времени и так же вспомнила о доме — представила родителей, друзей, вспомнила мой город.

—Я возвращаюсь домой!.. Домой…

***

А дома всё было по-прежнему. Зазвонил будильник, и спустя пять минут в комнату зашла мама.

—Доброе утро! Ты не опоздаешь на работу?

—Доброе утро, мам. Конечно же, не опоздаю! — привычно ответила я.

И тут мама обратила внимание на пульсирующий цвет Перстня Осириса.

—Откуда у тебя такое красивое кольцо? — спросила она.

—Царевич Тутмос подарил! — был ответ…
 

Комментарии

Спасибо,Ирина! На одном дыхании прочла... жду продолжения!

Ирочка, очень ждём продолжения! Всё будет хорошо? Хоть намекните!

Зачем же так упираться, если любит? Жизнь отложенная на потом... правильно ли это?

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.