Илина Понамарева. Сказка о серебряном колокольчике

...Однажды к ней прилетел Ангел. Настоящий, белесый, с шуршащими крыльями. Он был печален и светел. Она оглянулась и удивленно спросила:

— Ты ко мне?

Они говорили два часа. Обо всём на свете. О том, как рождается радуга. О том, как приходит Любовь. Обо всём и понемножку. Ангел был интересным и лёгким собеседником. Он не напускал таинственности, не смотрел строго, не корил в грехах. Он лишь смешно щекотал крыльями её затылок, от чего вились и пушились её золотые, почти белые волосы.

К исходу второго часа Ангел засобирался домой. Он беспокойно поглядывал в Небо и переминался с ноги на ногу. Потом обнял её крыльями и сказал:

— Я вернусь.

— Когда? — спросила она.

— Не знаю. Я вернусь, когда тебя кто-нибудь позовёт. Когда ты будешь кому-то нужна. И тогда ты увидишь меня прямо в сердце другого человека.

— А вдруг я ошибусь?

— Ты не ошибёшься, — и он протянул ей маленький серебряный колокольчик. — Когда это буду действительно я, он станет звенеть внутри твоего сердца, вот так...

И Ангел позвенел колокольчиком. В ответ на этот звон в её груди что-то сладко отозвалось, а потом стало волнами расширяться в мир, как круги на воде от брошенного камушка.

Дзинь-дзинь — пел колокольчик в руке Ангела.

Дзинь-дзинь — пело что-то в ответ в глубине её сердца.

Дзинь-дзинь — и вокруг них незаметно распускались цветы, поднимали свои головки душистые травы. Птицы смолкали и садились вокруг на ветви деревьев.

То пело человеческое сердце тихую звенящую песнь — о Любви.

***

И Ангел не обманул. Приходили и уходили люди, события, песни и стихи. Какие-то из них просто были. А некоторые, иногда, внезапно, неожиданно звенели — серебряным колокольчиком в руке Ангела. И... это было счастье — слушать этот нарастающий звон и вторить в ответ своим, и видеть, как мир вокруг становится другим на это краткое мгновение... И было ещё много встреч, и многие стали друзьями, и было всё понятно и легко — ведь колокольчик не лгал.

Пока однажды не случилась Встреча… Случайная или не очень. Её глаза были похожи на спелую черешню. Бархатные, глубокие, они излучали чистый свет, идущий из глубин её сердца, изнутри наружу, на тех, кто был рядом. Она была похожа на тёплое южное августовское солнце — бархатное, согревающее, не палящее. Ей удивительно оказалось к лицу неумение быть кем-то. Она просто светила — и всё. И её щедрость давала плоды. Рядом с ней распускалось всё, на что она смотрела, чего касалась рукой, глазами, сердцем. И невозможно было не отозваться, не почувствовать эту её глубину.

Они встретились, как встречаются два мира, две вселенных, в танце, в случайном аккорде, в запахе осеннего букета цветов, в многозвучье, в том, в чём рождается что то новое и настоящее. Вначале её колокольчик встрепенулся, но не зазвенел. Потом ещё раз, и ещё. И если раньше он звенел тонкой, одинокой нотой, то сейчас он впервые издал трезвучие, аккорд. Потом из него полилась какая-то мелодия. А дальше — песня. А дальше — симфония.

Стало волнительно и страшно. Ведь она думала ,что её колокольчик (подарок Ангела) — как камертон, и чище, и выше его уже не бывает, не звенит ничего в мире. А тут получалось, что нет, бывает — выше, созвучнее, многозвучнее. И что с этим делать, она не знала. Ангел ей об этом не рассказывал.

***

Она приходила к ней, в числе многих, и заворожённо слушала отзвуки внутри себя. От ноты к аккорду, а дальше по нарастающей, от аккорда — к мелодии, от мелодии — к симфонии. Это обескураживало своей красотой. Никто, кроме неё, как ей казалось, этого не слышал. Люди проходили мимо, улыбались, но было видно, что внутри них ничего не играет. И эту музыку слышала лишь она. И что с этим делать — не знала.

Однажды она набралась смелости и спросила ту, другую, с черешневыми глазами:

— Ты слышишь эту музыку? Ту, что идёт от тебя ко мне? Что мне сделать с этим? Что мне сделать для тебя?

В ответ в неё сверкнула молния. В черешневых глазах отразилась музыка её колокольчика.

— Да, я знаю. Но это — моя музыка. Она для всех, не только для тебя.

— Но почему мне кажется, что больше никто её не слышит? Почему другие люди не останавливаются рядом с тобой, заворожённые этой красотой звучания?

— Ты просто не видишь этого, — ответила она, и в её черешневых глазах снова сверкнул огонёк, — они тоже её чувствуют, но каждый по-своему.

— И что мне делать с этим? — спросила она. — С этой твоей симфонией внутри моего сердца?

— Просто слушай. Просто будь. Просто... старайся не думать ни о чём. Просто не ищи смыслов. Просто слушай музыку.

И музыка полилась снова и снова, изнутри наружу, сбивая с ног своим полнозвучием и полноцветием. И она слушала её, звеня в ответ своим колокольчиком, и улыбалась, и не пыталась понять уже ничего. Она просто была внутри этого потока. И он смывал с неё всё лишнее, грустное, не родное. Это было похоже на тропический дождь, тёплый, радужный, бережный — и в то же время сильный.

***

Она очнулась, когда музыка внезапно закончилась. Не просто закончилась — оборвалась. И вместе с музыкой вдруг перестал петь и её колокольчик. Стало пусто и холодно. Как будто внезапно, средь бела дня, зашло солнце. Она огляделась и поняла, что та, другая, звучащая, ушла. Ушла, как будто её не было никогда. Растворилась как дым, оставив привкус музыки в сердце. Она заплакала.

Рядом появился Ангел. Он обнял её своими крыльями и что-то шептал нежно-нежно, заправляя за ухо растрёпанную прядь её волос. Она не слышала слов, просто когда высохли слезы, она увидела, что он снова протягивает ей серебряный колокольчик.

— Я его потеряла, да? — спросила она, улыбаясь.

— Нет, не потеряла. Просто он растворился в чьей-то песне. И я его сделал для тебя заново.

— Мне было очень сладко, внутри той музыки. Я даже растворилась в ней, но потом... потеряла себя и свой колокольчик.

— Это неизбежно. Рано или поздно наши колокольчики переплавляются в чью-то музыку. Жаль, что после этого, порой наши сердца теряют своё истинное звучание. Перестают звенеть. И это называется Жизнь. Земная и настоящая. Это — цена за музыку, в которую мы вплетаем наши колокольчики. Но благодаря ей на земле случается что-то настоящее. Рождаются дети. Пишутся книги. Сочиняются симфонии. Или просто встречаются люди. Но после этого их колокольчики остаются внутри того, что они создали. И это — цена песни. Цена свободы.

— Тогда почему она звучала, та, с черешневыми глазами, для всех, и не теряла своего звучания?

— Она настоящая. Она рискнула Быть той, которая рождает музыку в других. То, что ты слышала, была лишь ТВОЯ музыка. Для других в ней рождались другие мелодии.

— И как стать такой, настоящей?

— Ею невозможно стать. Можно лишь раз и навсегда принять решение следовать за мелодией своей души. Что бы ни случилось. Она — из таких.

— А я? Я какая?

— Ты... ты тоже настоящая. Но ещё слишком маленькая. Расти скорей, и однажды твой колокольчик превратится в аккорд, а потом в мелодию, которая будет литься из тебя, когда к тебе будут приходить другие люди.

— Почему она не осталась, Ангел?

— Потому что иначе ты бы по жизни слушала лишь её музыку, а не рождала свою.

— И что мне делать?

Ангел взял её за руку и поднял над землей. Впереди был виден океан, солнце и горы. Всмотревшись ещё дальше, она увидела множество созвучных людей, а также разные события жизни. Своей жизни.

— Тебе — туда, — сказал Ангел. — И если ты не испугаешься, в конце своего путешествия по-настоящему Зазвучишь. Счастливого тебе пути!

Он бережно опустил её на землю, укрыл крыльями, и она заснула. А когда проснулась, за окном уже встало солнце и началось утро. Посмотрев в окно, она почувствовала, как в сердце снова звенит её колокольчик. Но теперь в нём появились новые ноты-аккорды. Жизнь звала её к своим горизонтам.

Она улыбнулась, оправила платье и открыла настежь окно.

—Спасибо, Ангел! Я спешу Жить!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.