Екатерина Лушина. Преодоление

Первый раз я попала в Грецию в прошлом году. Мы отправились сюда с моим восхитительным супругом, известным российским путешественником Валентином Ефремовым.

Это путешествие мы посвятили приближающемуся 800-летию Нижнего Новгорода. Поехали на автомобиле и взяли воздушный шар «Святая Русь», который за годы своего существования стал популярнее своего владельца за совершенно неформальные полёты в аномальных зонах.

Я никогда не была в Греции, да и за рубежом особо тоже не бывала. Но зато я была на Чукотке и снимала на свой айфон белого медведя в дикой природе. И вот она, Греция. Когда Валентин ткнул пальцем в карту и сказал, что мы поедем туда, у меня мурашки по спине побежали.

Я со школы была очарована этой страной, читая мифы древней Греции. Читала и воображала, что когда-то я увижу море, названной именем царя Эгея, увижу пещеру, где его сын сражался с чудовищем минотавром и обязательно посещу Акрополь.

Следует немного рассказать читателю о нашем союзе. Мне 32, Валентину 70. Но никто не смог бы назвать его старичком.

Валентин выбрал для себя совершенно необыкновенный путь, путь странствий и путешествий. Когда его из МВТУ им. Баумана отправили на Билибинскую АС инженером, он развернулся и пошёл к чукчам в оленье стадо. Его никогда не интересовала карьера, он стремился познать этот мир изнутри и снаружи. Вот именно этим своим неутомимым нравом первооткрывателя он и захватил моё внимание и сердце.

Мы были вместе уже 5 лет. Он делал мне предложение на Первом канале в программе «Модный приговор». Зрители рыдали вместе со мной, это было очень неожиданно. Мы поженились в полёте на воздушном шаре над озером Иссык-Куль в Кыргызстане. С ним я познакомилась с народными артистами России и СССР, выдающимся и заслуженными людьми нашей страны…

Это была не просто жизнь, это было восхитительное приключение.

В этот раз мы собирались, как обычно, но внешние обстоятельства будто ставили нам подножки. Мы рассчитали всё по времени — где, когда и сколько нам быть. Первая остановка должна была быть в Болгарии на день города Сухиндол.

Но у нас то тент с ошибкой напечатают, то колесо отлетит от прицепа, то ещё что-то… В итоге мы задержались с выездом на десять дней, день города в Болгарии встретили без воздушного шара и чрезвычайно интересного путешественника.

Сроки уже поджимали, через месяц Пасха, но как уехать из Греции, не посетив Крит? И мы отправились туда, рассчитывая, что обратно поедем без остановок, чтобы успеть к празднику. Мы провели три недели на острове вдали от цивилизации один на один со стихиями и, наполненные, поехали домой.

Нашему удивлению не было предела, когда нам сообщили, что мы не имеем права передвигаться по стране, что для этого нужно специальное разрешение, и что в стране — да и в мире — карантин.

Какой такой карантин? Какой ещё вирус? Пренебрежение интернетом в этот раз сказалось на нашем путешествии очень серьёзно.

Вместо одного месяца мы провели в Греции четыре. Каким-то чудом познакомились с людьми, греками, которые родились в СССР и прекрасно знают русский язык. Мы остановились у Григориса, оказавшимся радушным хозяином. Он сразу сказал, что мы на курорте, и он нам не разрешает ни готовить, ни убирать.

— Расслабляйтесь!

Весь месяц Григорис готовил разные блюда и ни разу не повторится. Меню в основном было азиатским. В большом казане на костре каждый день готовилось для нас что-то вкусненькое.

А я тем временем занялась наведением порядка во внутреннем мире.

В режиме онлайн я прошла множество мастер-классов и уроков по арт-терапии, психологии, пению, и работала с бессознательным… Увлеклась живописью. Валентин брал с собой кисти и краски, а Григорис подготовил мне доски в качестве холста.

Должна сказать, что любовь к этой стране во мне зажглась моментально. Мне постоянно казалось, что я у себя дома, я вернулась. Мне было так хорошо и комфортно здесь! Когда позвонили из Посольства и заботливо сообщили, что в ближайший понедельник мы можем улететь, и что из Москвы до Нижнего Новгорода нам организуют трансфер, я разрыдалась в голос:

— Не нужно меня отсюда спасать! Я уже приехала домой, всё хорошо, я дома…

Сейчас я пишу, и читатели чувствуют сладкий привкус моего рассказа и моей жизни. Однако мне бы хотелось поделиться своими внутренними процессами, протекающие параллельно со всеми событиями.

Я не чувствовала удовлетворения своей жизнью. Да, она очень интересна и красива, но, кажется, я устала.

Мне постоянно казалось, что Валентин пренебрегает мною, что он не уважает мои принципы и ценности, а гнёт свои как единственно верные. Казалось — ключевое слово. Я стала чувствовать между нами какую-то завесу из несбывающихся ожиданий. Как ни крути, а я мечтала иметь семью, которой у меня никогда не было, и свой дом. А пока носилась по свету за Валентином, не за собой, и жила его ценностями, задвинув в дальний тёмный угол свои.

Я постоянно находила своё несовершенство и объясняла себе, что проблема только в моей голове, и мне стоит расслабиться. На этой почве я посетила не одного психолога. Я хотела убрать эту мутную завесу и открыться отношениям, как в юности, широко и безвозвратно. Хотела расправить крылья, но пока они комкались у меня за спиной.

Я сидела на веранде в Лутраки и записывала очередное интервью. Девушка Юлия рассказывала историю их любви с мужем. Она началась ещё в школе. Сергей постоянно совершал ради Юли какие-то невероятные поступки. Встречал ночной поезд, чтобы купить ей дефицитный тогда шоколад или косметику, пригнал рейсовый автобус под её окна вместе с пассажирами, когда она не пришла на свидание.

История за историей будоражили моё сердце — ведь ради меня никто не совершал ничего подобного. Я не чувствовала себя вот такой любимой, как та Юля на интервью. Я плакала от счастья, что такая красивая любовь есть на земле и что эта история приключилась с моей знакомой. Это не кино, это настоящая жизнь.

Я твёрдо верила, что мне это уже никогда не светит. Ведь Валентину уже семьдесят, и он в своей жизни столько раз любил, что ему это всё уже скучно, так пусть я хоть за подругу порадуюсь. И вообще буду собирать эти истории, проживать их заново вместе с героями — и так наполню своё сердце этими чувствами.

И тут я одёрнула себя.

Стоп. Почему мне не светит? Кто решает чему быть в моей жизни, если не я? Кто несёт ответственность за качество моей жизни? Только я. Так если везде я, тогда я хочу! Я хочу чувствовать себя любимой, я хочу этой юношеской влюблённости, я хочу подвигов, я хочу волнения и опущенный взгляд, я хочу мурашки по коже, я хочу рейсовый автобус и шоколад в полночь, я хочу цветы на восьмое марта.

В этот момент я свято поверила, что если с помощью современных психологических инструментов я трансформирую (поменяю) свои подсознательные представления об отношениях и о Валентине, то и он обернётся ко мне новой стороной, и в наших отношениях появится та теплота и искра, та непосредственность, лёгкость…

Все эти 5 лет наши отношения очень серьёзные, мы будто деловые партнёры, а не влюблённая парочка.

Я снова пошла на сессию к психологу, трансформировала всё, что только можно было, я старалась разрешить себе те влюбленные, окрылённые, лёгкие и счастливые отношения. РАЗРЕШИТЬ себе.

Сейчас, из-за доверия главному редактору, я расскажу то, что ещё никому не рассказывала, кроме своего психолога.

В какой-то день мы все вместе поехали на море. Мы смеялись, веселились, но я все равно продолжала чувствовать себя отчуждённой. Не было того желаемого тепла между нами, не было. Друзья, партнёры, всё здорово и весело. Но я не чувствовала потока энергии от его объятий, он всё больше напоминал мне снежные торосы.

Я сидела, глядя на море, и медитировала, я отправляла во Вселенную свой запрос, сформулированный в чувства. «Я вот так хочу чувствовать его объятия, я вот так хочу волновать, и чтобы он волновался… Я верю, что это возможно…»

И чудо произошло. В этот момент я почувствовала на своих плечах руки, и из них шёл мощный тёплый поток любви. Неужели у меня получилось?! Так быстро?! Я расплакалась от счастья, наклонилась головой к этой руке, прижимаюсь, трусь щекой, поворачиваюсь, чтобы поцеловать её… И вдруг увидела, что это не Валентин!!! Это был Григорис.

Я недавно стала подозревать о его чувствах, но старалась не обращать на это внимания.

— Извини, убрать руки?

Убрать руки? Сейчас я чувствую то, о чем молилась на протяжении нескольких лет и сейчас мне отказаться от исполнения желаемого? Мне было страшно, но я сказала:

— Оставь.

Я хотела напиться этой теплоты, насытиться ей, потому, что скоро мы уезжаем и, возможно, не скоро я смогу почувствовать эту любовь. Я позволила себе эти минуты.

Через несколько дней мы уехали. Теперь я знала, что мужчины способны любить и отдавать, что именно я тоже достойна таких отношений и что жизнь мне это прекрасно показала. Но ведь я заказывала, чтобы это был Валентин.

Ещё месяц мы находились в Турции, пока ждали открытия Грузинской границы. Всё больше я чувствовала, как нарастало непонимание и холод между нами и снова записалась к психологу. Но что я хочу понять?

— Мне нужно спасать семью, — решила я поставить себе задачу.

Эм-м, какую семью? От чего спасать? Есть Валентин и его путь. Нет, Путь — с большой буквы большой Путь. И есть я, которая летит за ним повсюду и ждёт, что он угадает мои желания. У него есть дети, есть история, есть цель — и это его цель, но не моя. Я ему секретарь, менеджер, партнёр, продюсер, фотограф, сммщик, подруга, но только не жена.

Когда пришло время, я сказала, что хочу понять, кто этот человек в моей жизни? Что за душа пришла? Для какого опыта и цели?

Очень быстро мне пришёл образ, что Валентин стоит у доски, в руках папки с обучающими материалами и указка.

Учитель! Даскалус, как говорят греки. Так его там звали. Он мой великий Даскалус.

Меня будто водой ледяной окатили…

— Что будет, если я останусь?

— Тяжесть, он волочет меня, я плетусь. Отпущен и потушен взор, поиск себя, потеря надежд…

— Что будет, если я оставлю его?

— У него расправятся крылья, он легко улетает, его ждут новые горизонты, меня — новая тихая и приятная жизнь.

Мой выбор очевиден. Я должна освободить нас. Принять такое решение очень не легко, особенно, если учесть моё глубоко фанатичное отношение к нему все пять лет.

Я будто хотела взять этот неприступный барьер, ради него я училась и развивалась. И вот, когда барьер взят, я понимаю, что не это нужно. Не это. Мне нужна была я сама. За этой фанатичностью я не видела себя, свои истинные желания и даже задвинула куда подальше свою мечту о доме и семье, пытаясь навязать себе что-то великое и неожиданное.

Но любое предательство рано или поздно раскрывается, и становится больно. В случае с собой эта травма поддаётся исцелению.

Я обнажила сама перед собой свою правду. Что я не хочу на край света, я хочу тихонечко делать свой дом уютным и чудесным. Да, поездки, путешествия они прекрасны, и я очень люблю их, но не в ущерб очагу. Для своего удовольствия и наслаждения мне не нужны масштабные завоевания. Мне бы для себя, тихонечко…

Передо мной встала невероятно трудная задача. Завести разговор о том, чего, я надеялась, никогда не случится — о расставании…. О расставании с человеком, который удивляет и восхищает, с человеком, с которым породнилась душой и сердцем, с человеком, за которым готова была пойти на край света, и ходила, я верила, что это навсегда… И теперь я должна сказать ЭТО…

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.