Анна Островская. 41

Каждый год в сентябре мои приятельницы, которые младше меня по возрасту, начинают требовать от меня «днерожденный пост». Причем, в разные годы у меня это занятие вызывало совершенно разные эмоции: то интерес, веселье, а то и раздражение, и даже немного обижало — мол, ну что ж вы пристали-то ко мне. В этом году я ощущаю… смирение. Ну, надо так надо. Я как-то уже привыкла к тому, что вот есть у меня такая отдельная обязанность: писать в сентябре днерожденный текст для «моих девочек» — учениц, подружек, приятельниц. Мне кажется, все женщины в моем кругу общения — немножко феи, каждая по-своему. Поэтому вот пишу для них очередной пост. 

Когда мне было лет 20-30, я тоже с удовольствием и с интересом читала посты своих более старших подруг. Меня побуждала тревога, мне хотелось прочитать и успокоиться: вот и в 35 лет жизнь есть, и в 40 жизнь есть. Сейчас читаю с трепетом рассказы и о том, что после 50-ти, оказывается, она тоже есть. Многие мои более старшие подруги сейчас активно выскакивают замуж, и каждая их история — это безумно трогательно, интересно и необычно. Нам стареть некогда, так что и взрослеть не обязательно. Почему бы не оставаться и в 40, и в 41 детьми в душе? Или подростками? Или просто молодушками-красавицами? А кто нам запретит? Молодые барышни испытывают что-то вроде удивления и тревоги: 40-летние тётечки никак не хотят уступать им своих мужчин. Ай-ай-ай… Ведь традиционно в 40 лет половина браков распадается, и мужчины женятся на более молодых партнершах. А в нашем поколении что-то пошло не так. И партнеры-то наши всё моложе, и браки-то бывают крепкими и многодетными, и разводы-то какие-то другие — спокойнее, без трагедий и драм. В общем, жизнь продолжается, вопреки всему. А ведь раньше женщина в 40 лет зачастую выглядела уставшей, сошедшей с дистанции теткой. А мы вот что-то совсем неправильные какие-то получились, ломаем систему…

Если серьёзно, то в 40 лет жизнь действительно начинается заново. Когда мои старшие подруги говорили мне об этом пару лет назад, мне очень хотелось верить, но не получалось. Охватывало отчаяние: казалось, жизнь утекает между пальцев, как песок. Быстро, бесполезно, бессмысленно. Моя подруга Ира сказала мне накануне моего 40-го Дня рождения: «Знаешь, 40 очень тяжело переживается. Но потом ты просто просыпаешься в одно прекрасное утро и понимаешь — всё, отпустило. И становится жить хорошо». Я благодарна ей за то, что она меня тогда заразила надеждой. И да, меня отпустило. И стало жить хорошо. Хотя год был очень трудным.

После сорока, действительно, полностью меняются приоритеты. Что-то менялось постепенно и дооформилось, а что-то сломалось резко. Но состояния 39 и 41 — принципиально разные. В 39 сожалеешь, что так много лет позади, что столько возможностей упущено, что многое не сделано. То есть напоказ-то ты, конечно, уговариваешь себя, что всё отлично. Но в душе — полнейший раздрай. К 41 году раздрай сменяется чем-то другим. Целым спектром эмоций, состояний. Но сожалений о прошлом там уже нет. Всё больше ориентируешься на оставшееся будущее.

В 41 радуешься тому, что по-прежнему жива, что выдержала все прошлые неприятности и всё ещё умеешь смеяться, любить, доверять, мечтать, стремиться к целям. Но осознание скоротечности жизни становится ещё острее. Желание всё успеть усиливается. Мнение других людей перестает волновать вообще. Фокусируешься на своих основных целях: помочь ребёнку стать счастливым, создать для него благоприятную любящую среду, при этом не забывать самой ощущать счастье, изолировать свой мир от тех, кто этому мешает, оставить после себя добрую память. Собственно, и всё. Остальное не так важно. Ещё на первый план выступает здоровье, потому что хочется быть красивой и чтобы ничто не мешало жить полной жизнью. То есть не потому, что всё стало плохо, нет. Просто хочется, например, спокойно стоять на коленке, фотографируя бабочку, и не думать о коленке. Думать о бабочке. 

Уходят иллюзии, касающиеся других людей. Уже не ждёшь, что тебя поймут родные, оценят твое творчество или твой жизненный выбор. Приходит осознание: нет, не поймут, не оценят, да и Бог с ними. Уже давно сформирован круг тех, кто поймет и оценит. А с родными строишь отношения иначе, мир своего творчества держа для них закрытым, но общаешься о другом. И в их миры тоже не лезешь без спроса. Например, у дочери есть свои интересы в области творчества. Она пишет стихи и песни на английском. Пишет фанфики. Я не вмешиваюсь и не мешаю ей. Если захочет — покажет, а если нет — значит, я не полезу. Каждый человек имеет право на своё пространство самовыражения, и никто не может запретить ему творить. Всё острее осознаешь, что с родителями не надо спорить. Нет, не потому, что не поймут. Просто их жизнь заканчивается. И показывать им, что можно прожить жизнь совершенно иначе, имея другую пирамиду ценностей, — это не то чтобы плохо, но это может оказаться для них болезненно. Они прожили жизнь вот так. Для них правильно вот так. И надо оставить их жить с этой уверенностью, пусть даже ты понимаешь, что они не правы и пребывают в иллюзиях. Это ИХ иллюзии — любимые и уютные. Им там хорошо. Пусть. Пройдет время, и, наверное, наши ценности тоже будут выглядеть иллюзорно для наших детей. И это нормально. Каждое последующее поколение живет иначе, адаптируется к условиям, к своему времени. Каждое поколение отличается от предыдущего. Нужно жить в своем времени. В своих ценностях. В своих планах. Не позволять никому мешать. Но и не пытаться втащить в свой мир предыдущее поколение. Им спокойнее в своем мире. А нам — строить свой, учитывая позитивный опыт предков и прислушиваясь к детям. Потому что дети всегда адаптивнее, и у них всегда есть, чему поучиться. В 41 мы оказываемся как бы посередине — между предыдущим поколением (наши родители) и уже вступающим в свои права новым (наши дети). И наша задача — жить своей жизнью, не мешая другим. Помогать, если просят. Не лезть, если НЕ просят. Не позволять лезть в наш мир без спросу — это тоже важно. Потому что личную жизнь и в 41 никто не отменял, у всех нас есть на неё право. 

Вообще к партнёрству, к замужеству тоже меняется отношение. Все те пары, которые мне ставили в пример мои родители и не только, к этому возрасту благополучно распались либо пережили измены, расставания, встряски. Больше никто не тычет мне в нос: «А вот у Мани и Сани брак хороший, в отличие от тебя», потому что Маня давно в разводе, а Саня давно завел себе Валю, потом Галю, потом ещё кого-нибудь. Время каждому человеку ставит преграды, создает задачи. Каждый решает их, как может. Но в 41 как-то особенно видно, что никому не надо завидовать. Каждый получает свою порцию неприятностей и свою коробку с дарами — счастьем, возможностями, встречами, сюрпризами. И не нужно воображать, что моя порция негатива такая уж огромная, и жалеть себя. Нет, другим, как показывает практика, ещё больше досталось, а кому-то коробку со счастьем не распаковать никак — бантик сам почему-то не развязывается. С другой стороны, очевидным становится и то, что да, бывают такие пары, которые способны удержаться вместе — не из чувства долга, а по любви. И с ними общаться — особенное счастье. От них исходит свет. И учишься ловить кайф от общения с такими людьми — не завидуя, а радуясь их существованию. От них исходит надежда и вера в лучшее в людях. Они как маяки, свет от которых виден многим одиноким корабликам в большом море жизни.

Вообще в 41 очень остро это понимаешь: всё иллюзорно, кроме вот этого внутреннего света от людских душ, который мы ощущаем в общении, в творчестве, в путешествиях. Эмоции. Из них состоит жизнь. После себя не унесешь нажитое имущество, славу, деньги, даже жизненный опыт. Всё обесценится. Останется только невесомое ощущение тепла или холода, которое ты оставишь в других людях. И всё! Поэтому проще относишься ко всему. Всё то, что приводило в полный ужас ещё десять лет назад, сейчас воспринимаешь проще. Стихи по-прежнему воруют. Хамят при этом ещё больше. Всё ведь покупается и продается, и люди считают нормальным использовать моё творчество для раскрутки своих страниц и пабликов, содержащих платную рекламу. Нарушают закон. Но если раньше мне хотелось каждого засудить, то сейчас я просто смотрю на это и думаю про себя: закон бумеранга разберется сам. Они воруют у меня — жизнь отберет что-то более важное у них, без меня разберется. У меня что-то отнимается — значит, мне что-то и придет. И точно так же — по поводу многих других обид, негатива и т.д. Да и позитива — тоже. 

В 41 год уже не придаешь такого большого значения тому, кто с кем живет, кто с кем спит, кто в кого влюблен, кто кому хранит верность. Под верностью и порядочностью понимаешь уже другое: насколько человек вообще живет в мире и в согласии с самим собой и с людьми. Удивительно, но копятся примеры семей, где верность есть, а порядочности нет. Или физической верности нет, а счастье есть (даже так, как ни странно, бывает). Настолько всё неоднозначно в человеческих жизнях, так запутанно, что постепенно учишься не судить о чужом пути вообще. Думать о том, чтобы в мире с собой прожить свою собственную жизнь, не предавать себя, свое понимание сути и смысла. Другие же пусть живут, как хотят, если их мир не нарушает покой моего. 

В 41 уже не придаешь большого значения тому, есть ли в жизни секс. Нельзя сказать, что он совсем не важен. Важен. Очень. Но гораздо большее значение и больше притяжения, влечения видишь в другом. В любимой улыбке и в нечаянном прикосновении. В нежном объятии и волнующем взгляде. Мелочи вдруг становятся не мелочами. Из них начинает состоять какой-то новый мир. Мир, в котором ты уже вроде как «сошла с рынка» — на тебя не так обращают внимание мужчины, тебя не так сильно хотят. Тебя на этом рынке уже не оценивают. Зато как-то совершенно иначе Ценят. Это дает какую-то совершенно новую свободу. Самой выбирать, где и с кем тебе быть, кого и как касаться, в чьей жизни присутствовать другом, а из чьей жизни без сожаления уйти. Ты больше не товар. Тебе больше не надо быть красивой, стройной, желанной. Нужно нравиться себе и ловить от жизни кайф — всё. И, удивительное дело, вдруг оказывается, что, выйдя за рамки конкуренции, ты попадаешь в мир других законов. Более разнообразных что ли. Даже просто дружба теперь бывает настолько разной и дарит настолько разные эмоции, что невозможно дать ей какое-то одно определение. Каждый друг в твоей жизни — это уникальное явление. Каждый друг воспринимается как чудо. Не как приятная обычная данность, а как подарок небес, волшебство. Вот это точно то, чего не было ещё в 39.

В 41 уже не ждешь от мужчин любви. Звучит страшно, но на самом деле у этого есть обратная сторона: нелюбви тоже не ждешь. Много лет я старалась вообще вращаться в основном в женском кругу, чтобы меня не трогали. Так много боли в мою жизнь принес развод, что многие годы не хотелось вообще ничего. При этом где-то в глубине души всё равно жило ожидание чуда, сказки, волшебной любви. А сейчас вот оно закончилось. Я уже не жду от людей желания, притяжения, не жду любви по отношению ко мне. Но, удивительное дело, я перестала бояться и нелюбви. За этот год в моей жизни было столько нового общения, что страхи просто ушли. Люди убедили меня в том, что дружеские отношения стоят того, чтобы их не опасаться. Дружба наполнилась совершенно другими эмоциями и стала ближе, нежнее и значимее. Люди в мою жизнь стали приходить более зрелые, самостоятельные, спокойные. Ко мне уже не притягивает инфантильных мужчин, ищущих от женщины борща, поглаженных шнурков и постоянной заботы. Притягиваются хорошие, надежные, абсолютно независимые люди, с которыми дружить интересно и светло и которые не ищут во мне потенциал бытового прибора для обслуживания их нужд. С ними интересно вместе творить и нет страха быть просто тупо использованной. Как говорит один мой коллега, на самом деле жутко страшно - умереть неиспользованной. Вот и это точно. И этого страха тоже больше нет: учишься распределять свои эмоции, чувства и силы таким образом, чтобы и себе, и людям хватало. Ну, а взаимная любовь… Может быть, еще и подтянется в жизни чуть позже, но даже если нет, без неё, оказывается, можно быть счастливой в других отношениях: во взаимной дружбе, в сотрудничестве, во взаимном интересе. Если не бояться людей и не ожидать от них ничего, они сами тебе всё дают: и понимание, и опору, и уважение. И да, можно ощущать счастье в этом, быть благодарной за это, наполняться этим и, в свою очередь, тоже генерировать и отдавать заботу, нежность, понимание. А что там будет дальше — жизнь покажет.

За последний год полностью изменились мои отношения с дочкой. Из детского возраста она вышла и стала очень самостоятельной. Многие решения она принимает теперь сама. Много без меня путешествует. Достигает своих результатов. Многому меня учит. С ней стало ещё интереснее, хотя и в чем-то труднее. Я стала больше уважать её. Она меня — наверное, меньше (в подростковом возрасте все проходят через это — родители перестают быть авторитетом). Но то, что наше общение нас пока обеих устраивает, и дочь приняла решение ещё несколько лет жить со мной, учиться в России — для меня это важно, бесценно. Значит, ей со мной хорошо. Значит, всё делаю правильно. 

Так совпало, что и в профессиональной сфере я переживаю некий рубеж. Всё же быть психологом психоаналитической ориентации и поэтом одновременно довольно трудно. Психоанализ подразумевает закрытость. Поэзия — открытость. Они противоположны. Несколько лет я пыталась примирить эти две сферы между собой, с переменным успехом. Поэзия побеждает, ведь она со мной была с рождения, а психоанализ вошел в мою жизнь после тридцати. Но люди просят не уходить из сферы арт-терапии, психоаналитической терапии. Просят вести группу. Я же замерла и выжидаю. Чего я жду? Мне сложно сказать. Всех предыдущих моих учениц и клиенток я «выпустила», со всеми попрощалась, а новых пока не беру. Наверное, мне нужна эта пауза — ощутить, кто я без арт-терапии, без помогающей профессии, без постоянного вовлечения в чужие жизни. Наверное, я сейчас себе нужнее. Но всё же группа будет. Я думаю, это будет цикл творческих встреч. Что будем делать — решим совместно. У нас богатый выбор: от арт-терапевтических занятий до мини-концертов с чтением своих стихов друг другу. Нам точно не будет скучно! Может, стоит возобновить и мастер-классы по изготовлению елочных игрушек? А может, пора вспомнить про мои любимые игровые тренинги? Мы решим это с теми людьми, кто придет заниматься. Я просто жду, кого ко мне притянет жизнь. Кто придёт? И буду прислушиваться к опыту и интуиции. 

Что ещё рассказать вам про 41? Даже не знаю. А, вот ещё что! Советы давать расхотелось. То есть вообще, совсем. Вдруг остро стала ощущать: какими бы они ни были хорошими, они всё равно бесполезны. Потому что у каждого своя жизнь, свой опыт и свои косяки. Эх… Не забыть бы об этом, когда стану старенькой и начну лезть с нотациями к дочке… Господи, удержи меня в этот момент, пожалуйста. Ну, а пока… Есть ещё время и силы для новых интересных открытий, для общения, для тех самых ЭМОЦИЙ, которые важнее всего. И я с интересом теперь планирую свое время таким образом, чтобы сознательно насыщать жизнь хорошими, искренними эмоциями.

Тут есть такой момент. Всегда находятся те, кто скажет, что это эгоизм. Что нужно больше работать, меньше отдыхать, больше отдавать. Пахать, пахать и еще раз пахать. Штука в том, что пахать мы все умеем, а вот радоваться жизни — почему-то не все. Везде так пропагандируется образ успешного, богатого, рабочего коня, что о простом счастье люди стали забывать. Дети после школы бегут на кружки и секции, забывая гулять. Просто гулять, слушать птиц, смотреть, как опадают с деревьев листья. Взрослые после работы бегом на тренинги, в спортзал, на дополнительную учебу или на курсы по иностранному языку. Если с удовольствием — это одно. А если ради достижения навязанного обществом успешного идеала — это уже немного иное. Это уже не про счастье. Все так хотят вырастить детей успешными и богатыми, что забывают помочь им стать счастливыми. А ведь это важнее. Это важно: объяснять им, что счастье — это не некий набор "фишек" (официальный брак, большая зарплата, своя квартира, красивое тело, миллион подписчиков в Инстаграм и красивые, никогда не болеющие дети). Счастье у каждого своё, индивидуальное. И только сам человек может ощутить, в чем оно заключается. Лично для него одного. К 41 годам накапливаешь множество примеров такого разного счастья у разных людей. И это так красиво! В этом такая гармония, такое разноцветие, разнообразие, вариативность. Даже не знаю, какие подобрать слова, чтобы донести эту мысль. Понимаете, вдруг осознаёшь, что какой дорогой ни иди, шанс встретить какой-то из видов счастья всегда остается. Если не получилось одно — встретишь другое. И понимание этого дает тебе покой, которого не было в более юные годы. Вот, пожалуй, это главное. А что говорят другие, как они пытаются вмешиваться, советовать, обесценивать твой личный вид счастья — всё это такая ерунда. Важно то, что внутри. Там и компас, и планы, и твой личный камертон, и все ресурсы тоже там — у тебя внутри: в душе, в сердце, в разуме и в интуиции. И это, на самом деле, огромное богатство, данное нам жизнью.

Вот на этом, пожалуй, закончу. И, надеюсь, продолжу свои размышления теперь уже в 42. 

Сентябрь 2018г.

Фотограф — Дарья Громова

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.