Ирина Анцупова. Скачки в полях

5

А как красиво было вокруг! Солнце уже оказалось довольно высоко, и снег сверкал, переливаясь миллиардами бриллиантовых огней. Это было великолепно, и Марина пожалела, что не взяла с собой фотоаппарат. Хотя... руки были заняты, да и больше всего хотелось запечатлеть эту красоту в сердце, чтобы вечером, перед сном, вспомнить белоснежный искрящийся снег, всхрапывание лошадей, и улыбнуться, засыпая.

Родник шёл аккуратно и безукоризненно ровно, и Виталик посмеивался над ним. Однако Помпей тоже заслуживал похвалы. Олимпиада почему-то выглядела не очень довольной, и Николай Петрович объяснил это тем, что её долго не седлали. А про Граната и говорить не приходилось — он тоже вёл себя достойно, но иногда встряхивал головой.

Они ехали рысью уже довольно долго, и Марина почувствовала, что начала уставать. Словно услышав её мысли, Родник пошёл шагом. Все лошади, увидев это, тоже перешли на шаг. Марину удивило это, но Любка уже ничему не удивлялась. Тем временем Николай Петрович показал на приближающийся лес.

— Это любимые места наших лошадей, — сказал он. — Хотите, доедем туда галопом?

Только услышав заветное слово — «галоп», Родник прыгнул вперёд, чтобы сразу вырваться в лидеры, но Николай Петрович остановил его протяжным возгласом. Маринка схватилась за седло, и Родник сразу же, извиняясь, сбоку взглянул на неё.

— Он такой, не хочет оставаться в хвосте, это для него проблема. Он никогда бы не стал победителем на ипподромах — фальстарты там недопустимы, — смеясь, объяснил Виталик.

— Марина, ты не раздумала попробовать поехать галопом? — спросила Любка.

— Нет, конечно, нет! — ответила девушка, несмотря на то, что ей было немного боязно — она догадывалась, что Родник очень сильный, но надеялась на его послушание и мягкость движения.

— Тогда перестраиваемся в шеренгу. Гранат и Помпей становятся по бокам от Родника, не забываем о дистанции! Люба, ты езжай с правого фланга, я поеду левым, — чётко, почти по-военному распорядился Николай Петрович.

Лошади быстро построились, и Родник, очень гордый тем, что оказался в центре внимания, пошёл лёгкой красивой рысью. Марина без труда смогла сориентироваться и снова поехать на учебной рыси, спокойно подобрала повод, а вскоре конь самостоятельно перешёл на галоп. Теперь всадница была готова к этому, но на всякий случай придерживалась за седло. Марина с удивлением почувствовала, что напряжение покинуло её, спина стала свободной, а колени не так плотно прижимались к бокам коня — она научилась доверять ему.

Виталик ехал рядом, ни на секунду не выпуская Марину из внимания. Помпей шёл крупным задиристым галопом, но Родник словно не обращал на него внимания. Любка раскраснелась, волосы выбились из-под шапки, а Гранат казался настоящим хулиганом. Николай Петрович сдерживал разгорячённую Олимпиаду, которая вспомнила свою молодость и довольно резво рвалась вперёд.

Стена леса постепенно приближалась, и вот всадники придержали лошадей, чтобы не потревожить великолепный зимний покой.

—Не останавливайтесь, надо отшагать их хорошенько! — напомнил молодёжи Николай Петрович. — Да не позволяйте снег есть!

6

После скачки Марина расслабилась, лесная тишина успокаивающе действовала и на людей, и на коней. Она слегка откинулась назад, устраиваясь поудобнее, и почти отпустила повод. Родник ровно шёл по лыжне, иногда заигрывая с Мариной, однако она давала понять, что так делать не надо. Теперь, после галопа, всадница поняла некоторые свои ошибки и с некоторой досадой вспоминала, как тяжело приходилось ей с Миррой.

Лес словно ожил, когда лошади вошли в его прозрачно-солнечный мир. Мягкий аромат спящих деревьев, пушистые подушки снега на невысоких ветках, изумительно чистый воздух и глубокая тишина... Как здесь было хорошо!

— Как здорово, что вы живёте здесь! — почему-то шёпотом сказала она Николаю Петровичу, который теперь ехал рядом с ней.

— Да, — кивнул он. — Только не каждый день удаётся выехать в лес.

— Почему?

— Очень много работы на конюшне. Ты даже не представляешь, что такое содержание лошади! А если их много? Одному справиться невозможно.

— Конечно, конечно! — согласилась Марина. — За каждой лошадью нужен уход, с каждой лошадью нужно работать, каждая требует внимания... А все они такие разные!

Николай Петрович улыбнулся.

— Если бы вы находились не так далеко от города, я приезжала бы к вам каждые выходные! — вдруг призналась девушка.

—Это было бы здорово, — сказал ей Виталик.

Марина бросила на него короткий взгляд.

—Приезжай ещё. Мы можем созвониться, я тебя встречу.

Девушка не ответила, но по её улыбке Виталий понял, что она не против. Щёки Марины порозовели против воли. Она очень надеялась, что Виталик не поймёт, чем вызвано неожиданное смущение. К счастью, в этот затянувшийся момент Николай Петрович тронул Олимпиаду рысью, и всё внимание Марины целиком переключилось на Родника.

Снова и снова она вставала в стременах, потом мягко садилась в седло. Строевая рысь намного облегчает задачу, и Марина поняла, что почти разучилась ездить обычной, учебной рысью. А на галоп надо переходить именно с учебной рыси. Дорога была ровная, кони снова начали горячиться, и девушка поняла, что пора садиться в седло крепче, спину держать ровнее, расслабиться и довериться скачке.

И вот Николай Петрович резко свистнул, Любка вскрикнула, а Родник, моментально обогнав и Олимпиаду, и Граната, полетел по дороге. Испугавшись за неё, Виталик сильно ударил по бокам Помпея и вскоре обошёл Граната. Но вот Олимпиада не захотела пропускать его вперёд.

—Придержи её немного! — крикнул Виталик.

Николай Петрович кивнул и натянул повод. Олимпиада неохотно сбавила темп. Помпей стремительно поскакал вслед за Родником. Марина сумела справиться с конём, ровно села в седло, чувствуя, как азарт закипает в ней. Затылком она почувствовала встревоженные взгляды Виталика и крикнула, не оборачиваясь:

— Всё в порядке!

— Он может сильно разогнаться! — предупредил её Виталик.

— Полевым галопом легче! — услышала Марина быстро удаляющийся голос Николая Петровича.

А вот полевым галопом ездить девушка почти не умела. Неловко она легла на шею лошади, почти обхватив её руками, намотала гриву на кулаки и сильно подобрала повод. Земля неслась перед глазами, и ей на секунду пришлось зажмуриться. Потом Марина смогла заставить себя смотреть не на летящий из-под копыт снег, а на уши Родника. А потом... потом она уловила ритм коня, и пришло необыкновенное, восхитительное ощущение полёта! Полёта на лошади! Она и Родник стали одним целым. Разгорячённый конь постепенно увеличивал скорость, но Марина уже не пугалась этого. Более того, боковым зрением она заметила скачущего немного позади Виталия. Это прибавило ей уверенности. Она расслабила спину, после чего держаться стало значительно легче. На дорогу Марина не смотрела, доверяя лошади.

Почувствовав, что она начинает уставать, Марина принялась легонько тормозить Родника. Он пошёл потише, потом перешёл на рысь и наконец зашагал, раздувая ноздри.

— Ах ты мой хороший!!! Спасибо тебе, Родник! Умница! Ты просто чудо! — и девушка с удовольствием стала гладить шею лошади, не позволяя остановиться.

Виталий остановил Помпея возле неё. Горящими глазами Марина посмотрела на него, потом обернулась. И тут выяснилось, что Любка и Николай Петрович скачут метрах в пятистах от них!!!

— Это мы так далеко унеслись?! Я даже не заметила!!!

—-Да уж... Я специально поехал рядом, чтобы он не утащил тебя сразу в конюшню, — улыбнулся Виталик, глядя на неё уже совсем иначе. Даже себе он не хотел признаться, что испугался за Марину. — Мне понравилось, что ты не стала его тормозить, как только Родник вошёл во вкус.

— Вот это скачка! — услышала девушка счастливый Любкин смех. — Маринка, мы за тебя испугались! Ты молодец!

— Я просто поняла, как правильно ехать. А Родник вёл себя превосходно! — и она снова погладила лошадь.

— Полетали немного — и хватит! — улыбаясь, проговорил Николай Петрович. —Пора возвращаться обратно. Скоро темнеть начнёт. Пока шагаем.

Он развернул Олимпиаду, и Родник пошёл следом за ней. Виталик поехал за Мариной, а замыкающей стала Любка на развеселившемся Гранате. Минут десять лошади просто шагали, потом Николай Петрович пустил свою лошадь рысью. И как только они выехали на финишную прямую, пошёл снег!

Это было очень красиво, и поначалу все обрадовались. Но когда снег стал падать крупными хлопьями, Виталий, Марина и Любка даже заволновались, потому что он стал слишком густым. И только Николай Петрович посмеивался, глядя на их встревоженные лица. Он знал, где они едут, и знал, что через два километра появится его дом и конюшня.

А лошади, понимая, что они возвращаются, пошли увереннее и быстрее. После галопа Маринка даже не ощущала усталости, но вот последний километр дался ей с трудом. Она переставала попадать в ритм, и Родник сердито тряс головой. Замечая это, девушка брала себя в руки и старалась расслабиться. Снег, который сначала вызывал восторг, теперь мешал ей. Крупные хлопья летели в лицо, обжигая щёки. Марина почти закрыла глаза и вновь доверилась Роднику.

Но вот наконец заржали в тёплой конюшне лошади, приветствуя вернувшихся с прогулки, и конюх, прячась от снега, открыл ворота. Родник остановился около дверей конюшни и едва дождался, пока девушка спрыгнет с него. По привычке она подняла стремена, ослабила подпруги, сняла повод с шеи лошади и только потом оглядела остальных.

Все были настолько занесены снегом, что казались белыми. Кони отряхивались, Николай Петрович сметал снег с крупа Олимпиады. Они были такими довольными, что Марина рассмеялась.

— Мы похожи на снеговиков! — сказала она.

— Да, наверное. Марш переодеваться, — скомандовал хозяин. — Потом приходите греться. Не забудьте сеном растереть ноги лошадям!

Николай Петрович снял краги и скрылся в доме, Олимпиадой занялся конюх, а Марина аккуратно завела зевающего Родника в денник, расседлала его и пыталась закрыть дверь с седлом на руке. Увидев её старания, Виталик подошёл и взял седло.

— Я отнесу.

Марина улыбнулась ему.

— Спасибо.

Покормив Родника сухариками и насухо растерев его, она ушла в дом. Любка уже сидела перед камином и грела замёрзшие руки.

— Николай Петрович, спасибо Вам огромное! — сказала Марина. — Я сегодня поняла, в чём заключались мои ошибки, что я делала неправильно. Мирра, думаю, будет мной довольна.

— Пожалуйста, — улыбнулся он.

— Я хочу ещё к вам приехать, можно?

— Конечно! Я встречу вас, — торопливо сказал Виталик.

— Конечно, приезжай!..

После горячего чая и быстрой езды на машине Виталика, который довёз их на станцию, Марину разморило, и она уснула в электричке. На следующий день у неё болели, казалось, все мышцы, но девушка была очень рада удачному выезду...

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.